Как переводить Пратчетта: конспект разговора с Александром Михельсоном на Кураж Базаре

На лектории Литературного Кураж Базара было много интересного. Мы уже публиковали расшифровку разговора Леся Подервянського и Гаси Шиян, лекцию Ростислава Семкива и рассказ Мирослава Лаюка о его книге. Теперь — текст о том, как Александр Михельсон стал переводчиком Пратчетта и что в этом авторе особенного.

Как журналист стал переводчиком

Думаю, самому сэру Терри эта история бы понравилась. Я 20 лет работал в журналистике, политическим обозревателем. Как-то мне в руки попалась книга «Правда» в оригинале. Прочитав ее, именно как журналист я был невероятно впечатлен проникновением Пратчетта в суть журналистики и в процесс самого появления газеты, устройства редакции.

Я тогда еще ничего о нем не знал, не знал о его биографии, не знал, что он тоже был профессионалом. Но я был настолько поражен, что на каком-то редакционном мероприятии начал пересказывать коллегам сюжет и выражать детский восторг. Все начали говорить — дай прочитать, но я понял, что большинство коллег не прочитают, потому что не все знают английский. Тогда я сказал — я вам переведу. Это было в 2007 году. И по вечерам, в свободное время, от нечего делать полтора года я переводил «Правду» — сам для себя и для коллег.

Я ее перевел как получилось. Это был очень хулиганский перевод, с кучей притянутых за уши вещей, фразами типа «Разом нас багато», с какими-то раскавычеными цитатами Подервянского, с какими-то аллюзиями на Тараса Шевченко, нашими историческими реалиями.

Перевел, разослал друзьям, и мой тогдашний руководитель Сергей Руденко, что заведует сайтом «Буквоед», предложил опубликовать этот перевод на «Буквоеде». Я согласился, не зная, что в Издательстве Старого Льва как раз идет большая внутренняя борьба за то, чтобы выпустить Пратчетта на украинском.

Впоследствии мне написали из ВСЛ и спросили, не хочу ли я продать этот перевод издательству, и вообще стать одним из переводчиков этой серии. Это было страшно интересно. У меня среди многих недостатков такой недостаток — с переменным успехом хвататься за новые, неизвестные мне дела. Поэтому я согласился.

Так появилась «Правда», которую я до сих пор люблю как первенца и иногда перечитываю. Каждый раз ловлю себя на мысли: «Что этот переводчик себе думал, здесь же можно было так». Затем спохватываюсь: «А, да …».

И затянуло...

А дальше процесс пошел, я перевел «Право на чари», затем «Віщі сестри»… Вокруг этого названия была огромная борьба. Было вариантов 15, как перевести «Wyrd Sisters».

Книги Пратчетта в то время читала моя жена, поэтому «Правда» и попала мне в руки. Но я понятия не имел об авторе. И когда я начал искать в интернете информацию о нем, был чрезвычайно поражен. Видимо будет правильно сказать, что я до сих пор не полностью осознаю масштаб его личности, я даже всю серию еще не прочитал. Поэтому по ходу работы мое знакомство с наследием Пратчетта углубляется, и каждый раз я открываю для себя что-то новое.

Затем в издательстве составили план относительно того, какие книги Пратчетта в каком порядке будут выдаваться, и предложили мне 4 книги на выбор. Я позвонил к тому времени уже бывшей жене чтобы посоветоваться. Спросил, какая из них самая интересная и какая самая толстая, выбрал самую толстую.

«Право на чари» в оригинале называется «Equal Rites». Здесь можно переводить по-разному — «равные ставки», «равные шансы», «равные права». Было очень много вариантов в дискуссиях с издательством, пытались играть словами. Но практика показала, что при переводе Пратчетта надо по возможности минимизировать игру слов, потому что очень много невозможно перевести — невозможно игру слов Пратчетта адаптировать к нашим условиям. Но и не хочется это все потерять и куда-то посеять.

Про реакции читателей

Я очень боюсь читателей Пратчетта, потому что они лучше меня ориентируются в Пратчетте и, как правило, лучше ориентируются в английском. Я испытал это на Comic Con, когда впервые выступал в качестве переводчика.

Это было неприятное ощущение. Я обратился к практике успокоения — глубоко подышал, решил, что выше головы не прыгнешь. В конце концов опыт помогает — ведь если ты пишешь о шансах Порошенко на второй президентский срок, ты долго думаешь, сочиняешь все пазлы, собираешь информацию, и затем половина читателей пишут, что ты продался власти, а вторая, что ты — агент ФСБ, третья — чисто исходя из фамилии — сходится на том, что ты агент мирового сионизма. Прекрасно то, что можно быть и предателем власти, и предателем ФСБ одновременно. К этому привыкаешь, и здесь это очень помогло.

Иногда действительно бывают необоснованные упреки, ты учишься с этим жить и не переживать. А бывают очень классные, правильные моменты, когда жалеешь, что сам не догадался. На Comic Con одна дама подошла и посоветовала очень классный вариант перевода для того, что мы с издательством в итоге перевели как праздник «Ночь гуляния кабанов». Очень классная была идея, но я ее, к сожалению, сразу же забыл.

У меня украинский не родной, но он достаточно давно мой — с шести лет. И еще когда переводил «Правду», я понял такую вещь, что когда ты переводишь с языка А на язык Б, то самое важное — знать язык Б, на который ты переводишь. Тем более в наше время, когда есть много словарей, онлайн-переводчиков и другое.

Я стараюсь даже не сохранить, а воспроизвести ритмику языку, она должна быть, и должна быть одна во всех романах Пратчетта, которые я перевожу. Иногда, честно скажу, слово из предложения приходится выбрасывать, дописывать.

Композитор Ференц Лист говорил, что играть на фортепиано очень легко — нужно просто с первого раза попадать в нужную клавишу. Здесь примерно то же — надо просто находить нужное слово, которое подойдет не просто по смыслу, а будет там звучать. Не знаю, как это описать, вероятно это не алгоритмизуется. Это чувство. Я никогда не думал, что это настолько с одной стороны сложная, а с другой настолько творческая работа.

Особенно, когда появляются стихотворные тексты. В той же «Правде» есть персонаж Гарри Король, и он напевает своим маленьким дочерям песенку Twinkle twinkle little spoon, wedding ring will follow soon. Я дня три размышлял, как бы это перевести. Мы знаем, что это пошло от знаменитой английской песенки Twinkle Twinkle Little Star. Думал-думал и написал «Були у бабусі дві сережки в усі — одна мідна, друга срібна — дві сережки в усі». Это то, что называется адаптацией текста. Я почувствовал себя Демиургом и пошел дальше делать так же.

Как искать отсылки

В «Віщих сестрах», например, много цитат из Шекспира. Когда это прямая цитата — это понятно, но когда переработанная, она ничем никак не обозначена, но ты интуитивно чувствуешь, что рисунок речи изменился. Берешь несколько слов с этой фразы, загоняешь в Google. Тебе ничего не выдает, меняешь их местами, так раза 3-4, пока не выдает цитату Шекспира. Тогда ты находишь оригинал произведения, находишь эту цитату, понимаешь, как ее исказил Пратчетт, ищешь несколько украинских переводов Шекспира, выбираешь из них такой, чтобы можно было его извратить так же, как это сделал Пратчетт, вставляешь это дело в текст, делаешь сноску и сидишь довольный. И так примерно каждые 30 страниц перевода. То есть представляете, я развиваю свой кругозор, а мне еще и деньги за это платят! Это же счастье!

В таких случаях я пользуюсь интуицией. Когда проникнешься Пратчеттом, можно заметить когда он с чем-то играет — ты чувствуешь, что текст немного выпрыгивает из общего ритма, ты чувствуешь, что здесь аллюзии, что-то спрятано. Это чувствуется по стилю речи, по ситуации. Я каждый раз, завершив перевод, боюсь, что что-то пропустил. Точнее — я точно знаю, что что-то пропустил. Перечитываю, выясняю, к счастью, есть редакторская группа в издательстве. Надо каждый раз держать в голове образ автора, годы написания каждого романа, погружаться в этот мир и прикладывать его к нашим реалиям.

Например, один из героев изображает из себя панка и говорит стилем речи, как тогда было принято среди отвязной британской молодежи. Это понимаешь и видишь, но на украинском языке это передать очень трудно. Можно, как было в Гарри Поттере с Хагридом, перевести это такой гуцульской смесью, а можно сделать какую-то такую полубелорусскую. Вариантов здесь очень мало. 

(Visited 461 times, 1 visits today)
Yakaboo
Yakaboo
Найбільша online-книгарня України. Любимо книжки понад усе:)