Музей Орхана Памука: что делать с вещами, которые не отпускают?

Музей Орхана Памука: что делать с вещами, которые не отпускают?

Как бы нас, порой, не удивляли лауреаты Нобелевских премий, все же мы прислушиваемся к выбору, начинаем втихаря уважать отмеченного и чаще вспоминать его в разговорах и дискуссиях.

Премия по литературе ведет свое начало с далекого 1901 года, и вот сегодня мы поздравляем Боба Дилана, а десятком лет ранее ее получил турецкий писатель, Орхан Памук: «Который в поисках меланхолической души родного города нашел новые символы для столкновения и переплетения культур».

pamuk

Яркая личность современного литературного пространства. Инженерно-строительное образование бросил ради писательства, закончил журналистский факультет. Преподавал сравнительную литературу в Колумбийском университете.

Запрещали, преследовали за откровенные высказывания о геноциде армян и курдов. Сейчас на Родине не живет.
Пишет с 1974 года («Тьма и свет»), один из новых его романов «Музей невинности» увенчался созданием новой достопримечательности на старых улицах Стамбула — музея, оборудованного по книге, или книги, ставшей музеем. Что касается последнего, то определиться сложно.

Читать: Как не заблудиться в лабиринте-кладбище забытых книг


Атмосферно и в духе турецкого кино


Главный герой, Кемаль ведет вполне успешную, выхолощенную семейными традициями и современным ритмом, жизнь. Его постигнет любовь. Именно «постигнет», ибо встречей его не наградила судьба.

Любовь как чувство, как жизненное событие, как отягчающее обстоятельство в твоем повседневном поведении.

Любовь сквозь чувства человека, через его суть. Именно с «мужской стороны» звучит его суть на страницах, написанных Памуком. Другая главная героиня, Фюсун, беда всех бед, свалившихся на устои турецкого богатого рода, достаточно сдержанно открывает читателю свои переживания, однако, ощущение «обнаженного нерва» все же останется.

Среди героинь с вами познакомится также уравновешенная Сибель — женщина, которая мечтает просто жить. Воспитанная дочь, умная подруга, для которой — выучиться, заручиться, жениться, родить, заботиться: это все суть женщины и ее жизни. Под крылом и за спиной надежного мужчины. Однако, с собственной харизмой, правилами и силой терпеть и ждать до последнего.

Сюжетная линия — как дорога, управляя которой ты заезжаешь к другу, в ресторан, в кинотеатр, в магазин, на свидание, и везде свои взгляды, церемонии, правила, и попробуй не задеть…

Читать: Оливия Киттеридж как лакмусовая бумажка


Старый Стамбул и относительная жизнь


Почему-то еще среди линии главных героев хочется назвать Тарика Бея. Как сам Стамбул. Старый, как город, и мудрый, как небо, с его высоты. И здесь напишу о главном, что кроется в романе. Жизнь относительная вещь. По времени и по ощущениям. По сделанным и пережитым. Относительно желаний и мыслей. Относительно счастья. А может вы найдете в работе, более чем эта риторика?

История Тарика Бэя первой окунает читателя в глубокие размышления о том, что является счастьем, и когда оно заканчивается, меняясь с другим. Эллина Циховская назвала «Музей невинности» Орхана Памука в своей статье историей каждого, и в этом я с автором согласна.

Читать: Большие города: истории Лондона, Парижа, Нью-Йорка, Барселоны и Стамбула


Почему музей?


История же Кемаля и Фюсун, по-настоящему могла появиться только в Музее.

Это не музей имени Ее. Не музей Любви. И даже Невинность не передаст содержания того посыла, о котором нам пишет Орхан.

«Я не замечал счастье не потому, что хотел сберечь, а потому, что боялся его утратить.»*

Каждый экспонат, который вживается сначала в сознание со страниц, затем с полок музея — отдельная пережитая счастливая жизнь.


Вещи в вашей жизни. Не за Мари Кондо


Отношение к вещам, после прочтения «Музея невинности» меняется в корень. Кстати, вещи, что нас окружают — отражают нашу жизнь: желания, мечты, состояние, настроение. Вещи — еще один свиток, на который пишется история каждый день.

Экспозицией вещей можно передать и разное, и подобное. Традиционное и современное. Дух и эпоху. Переживания и состояние души.

«Мне захотелось поместить в своем музее схему строения человека с рекламы обезболивающего средства «парадизон», продававшегося в те дни в стамбульских аптеках, чтобы посетители понимали, где возникала, обострялась и как распространялась по моему телу любовная боль. Появляется она (и в тот момент терпеть её особенно трудно) слева, над желудком..»

Созданием Музея Памук выстрелил дублетом — на полках застыла история жизни и ожила душевная книга. Это же надо было столько собрать вещей? Пожалуй столько, сколько, что и Кондо не справилась бы. Потому что это не хлам, а частицы души.
Я до сих пор спрашиваю себя, Орхан это и есть Кемаль? И кто на самом деле ведет монолог. Он так атмосферно вводит героя-Орхана в роман, что не можешь прийти в себя.


Билет в размышления


Маленький билет в книге — действительно дает право на бесплатное посещение новинки в Стамбуле, однако, самое главное — напоминает, что жизнь — это билет в одну сторону, без права повторно ее начать, а еще, о заключительные слова автора романа на его последней странице. «… Прожил вполне счастливую жизнь». Кто? Читайте в Памука.


Музейникам, кино- и книгоманам


Кому читать: тем, кто любит Турцию за ее многогранность, за сочетание в ней различных культур. Тем, кто планирует выбраться в Музей в Стамбуле. Тем, кто интересуется музееведением, искусством, статусом женщины, историей Стамбула. Тем, кто ценит и изучает турецкое кино — ведь Памук уделяет ему немало внимания.

Девушкам, которые смотрят турецкие сериалы о любви, для того, чтобы почувствовали рядом с переживаниями и чувствами героев еще й интеллектуальное наслаждение.

Тревелблогерам, чтобы цитировали Памука во время путишетвий Стамбулом. Продавщицам из бутиков — потому что о них пишут романы нобелевские лауреаты.

Книгоманам, наконец, Орхан Памук — достойный, коллекционный автор, и начинать его читать неплохо «с конца».

Читать: 13 нобелевских лауреатов, которых стоит прочитать


Памука много не бывает


Похожие работы: все-таки буду рекомендовать «Памука в комплекте»: «Стамбул, город воспоминаний».

*PS: Прочитано было перевод издательства «Фолио», а цитаты навожу с русскоязычного издания (для наглядности больших тиражей работ автора, а еще просто потому, что к концу года фолиевский экземпляр я вернула в библиотеку, не успев вписать строки в цитатник. И да! Такие книги есть в библиотеках, даже в сельских!):

«Тарык-бей и советовал нам забыть о Времени — о линии, что объединяет мгновения настоящего, никто из нас, кроме дураков и сумасшедших, как бы ни старался, никогда не сможет забыть о времени. Мы все лишь пытаемся забыть о нем, когда счастливы.»


Ирина Варламова

Ірина Варламова
Десь два роки тому в моїх профайлах можна було побачити: юрисконсульт, депутат, помічник керівника... Усе так, певною мірою, і залишається, та зараз моя найголовніша роль - мама. А найбільшим хобі завжди було читання. То ж я заснувала спільноту про читання дітям "Читата: читає мама і тато". Зі своїми дописами можу трапитись вам ще на Барабуці та в блозі Видавництва Старого Лева, у рубриці "Книготерапія" в сумській студентській газеті "Academix". Допомагаю бібліотеці в рідному селі поповнювати фонд та триматися сучасності. Просто так. Мрію відкрити книгарню-кав’ярню з дитячою кімнатою. Мотиваційна література для батьків, дитліт; книги для бізнесу та саморозвитку, історичні романи завжди знайдуться на моїх поличках і сторінках блогу.

167 thoughts on “Музей Орхана Памука: что делать с вещами, которые не отпускают?

    Добавить комментарий