10 романтических историй в неромантичных обстоятельствах

Романтические истории — это всегда больше, чем только о любви. Романтическую тональность текста предоставляет не только развитие взаимоотношений между влюбленными, гораздо больше их идеалистическое мировоззрение, нежелание воспринимать действительность только через стереотипы обыденности, воспроизведение собственной реальности и игра по своим чрезвычайными правилам. Может и вовсе не быть никаких влюбленных, и тогда романтичность истории сообщает сама ее атмосфера — интимная, таинственная, но насквозь личное. Есть десять таких историй, в которых романтические герои меняют неромантическую действительность, иногда даже ценой собственной жизни. Романтики же!


1

«Виноваты звезды»  Джон Грин


Джон Грин, автор подростково-юношеских бестселлеров, для своих героев с романа «Виноваты звезы» Гейзел Грейс и Огастаса Уотерса создает совершенно неромантичные обстоятельства знакомства и не только знакомства. Шестнадцатилетняя Грейс впервые видит Огастеса на собрании группы поддержки детей больных раком. Но романтической истории их любви не может помешать даже неизлечимая болезнь. Подростки несмотря на трагическую реальность выстраивают свою, и в ней пытаются успеть найти автора незаконченного романа, обоим нравится, начать с ним переписку, осознать, что для получения ответов должны встретиться с ним лично, совершить путешествие в Амстердам, разочароваться в авторе, дописать роман самостоятельно и полюбить друг друга. Очень мало времени, очень много вдохновения жить.

Очень романтическая идея Огастаса, что выбрать в мире так, чтобы тебе никогда не было больно невозможно, но можно выбирать с кем ты готов разделить свою боль, и он доволен своим выбором. И Грейс тоже. В 2014 году в прокат вышел фильм-экранизация романа.

Читать и смотреть: самый чувствительные экранизации о любви (часть вторая)


2

«Американские боги» Нил Гейман


Американские боги — фантасмагорическая романтическая история любви Нила Геймана к Америке. Сложной и скорее всего навсегда несчастной. Для Америки. Или это только так кажется? Герой романа Тень через непредсказуемое совпадение жизненных обстоятельств должен осуществить путешествие через всю страну, во время которого, мы видим США глазами самого придирчивого наблюдателя — автора. Неромантическая романтика в жизни Тени приводит его в мир богов, если такие совпадения вообще когда-то бывают совпадениями. С тех пор его реальность меняется. Когда боги Старого Света попали в Новый вместе с переселенцами и прошли сложный путь: кто от восхваления до забвения, кто тихий и равномерный, заняв свою уютную нишу, но Нил Гейман каждого из них ставит перед выбором либо рано или поздно исчезнуть совсем или стать к битве с богами новыми, отбирающих у них энергию жизни — богами интернета, телевидения, СМИ.

Кто прав, кто виноват, чья религиозная романтика ярче, переживает ли любовь смерть, и стоит ли работать на незнакомцев — все это, как всегда, в Геймана с полным погружением в гениально созданную параллельную реальность от увлеченных автором переводчиков Галины Герасим и Олеся Петика.

Читать: Легендарные «Американские боги» теперь на украинском. Фрагмент издания


3

«Наша трагическая вселенная»  Скарлетт Томас


Скарлетт Томас удалась самая романтичная история о самом себе, в которой не происходит сногсшибательных событий, а все драматические моменты возникают в подчеркнуто рутинных обстоятельствах жизни обычных людей и этим их драматичность еще больше усиливается. Неромантично жить с тем, кто давно стал неинтересным, неромантично писать о книгах на заказ, вместо того чтобы написать свой лучший роман, неромантично мерзнуть в сыром старом доме, а потом все вместе изменить. Вот и вся романтика. Но Скарлетт Томас знаток в разговоров и историй.

И поэтому ее герои рассказывают друг другу истории, возможно добавляющие нашей вселенной еще больше трагичности или забавности, которые как известно плотно перепутаны в повседневной жизни, как петли в плетеных носках.

Особенно если их плела та, кто делает это впервые одновременно понемногу таща за розовую соломинку свои полпинты крепкого «Зверя» из ближайшего паба.


4

«Песни Гипериона»  Дэн Симмонс


Песни Гипериона Дэна Симмонса романтические даже без любви, только по своей философии. Каждая притча из первой книги Гиперион рассказывает не только историю своего героя, но одновременно и историю миров, которые вошли в межгалактическое политическое общество Гегемонии Человечества, образовавшееся после ошибочной гибели Земли. Все это, вместе с изобретением двигателя Хокинга, повлекло к Хиджре — возможности и одновременно необходимости переселиться на другие планеты вселенной, все это вместе является следствием деятельности еще одной цивилизации штинов (искусственного интеллекта), которых также создали люди.

Все это вместе создает очень много лжи вокруг расы Изгнанников, которые тоже когда-то были людьми. Все это вместе приведет к войне в эпицентре которой окажутся Гробницы времени на планете Гиперион, церковь, тысячи планет, а затем Энея и Эндимион — те, чья романтическая история и разворачиваться на фоне разрушения и воскресения империй в космоопере Дэна Симмонса, которая также наконец вышла на украинском в переводе Богдана Стасюка.


5

«Чужак в стране чужой» Роберт Хайнлайн


«Чужак» Хайнлайна, конечно, уже классика, но всю мудрость, смелую романтичность, что ее возможно бы отверг, как обвинения сам автор, но которую транслирует с его разрешения главный герой Валентайн Майкл Смит, понимать или не понимать еще будет много поколений.

История, которая сначала называлась «Еретик», начинается где-то в не слишком далеком будущем, когда после трагической попытки создать поселения на Луне из всех людей, находившихся на борту корабля «Посланник» на Землю попадает молодой человек, родившийся на Марсе и воспитанный марсианами. Его мировоззрение, его сверхчеловеческие возможности и инаковость вызывают сенсацию, он находит друзей, защитников и одновременно врагов и тех, кто намерен воспользоваться его непонимание правил игры окружающего мира. Но напрасно. Майкл создает свою реальность, пытается изменить мир и проповедует любовь. Роман полон аллюзий на исторические и религиозные события, его философия вызвала скандал и призывы применить цензуру.

Однако Хайнлайн не был бы Хайнлайном, если бы его романтический цинизм ни победил бы ханжество, а «Чужак» в 1962 году не получил премию Хьюго и стал едва ли не единственной фантастической книгой в списке от Конгресса США «книг, создавших Америку».

Читать: Фантастические приключения человека с марсианской пропиской


6

«Книга про Бланш і Марі»  Пер Улов Энквист


Улов Энквист не пытался воссоздать историю двух женщин, выдающейся и почти неизвестной, кажется он скорее спел о них достаточно современную неромантическую песню, сократив все толчки и мотивы их жизни до нескольких мелодично прозвучавших нот.

Да, «Книга о Бланш и Мари» литературный шедевр по форме, но совсем мало что рассказал о самых героинях, больше об авторе и его кропотливой заинтересованности историей с точки зрения сравнений внешнего мира событий и мира внутреннего, психологического тех, кто тогда жил, и на кого он решил обратить свое авторское внимание.

Бланш и Мари возникают у него в мире мужчин, который их уничтожил, если на то пошло, но они все равно не проиграли ему, оставшись собой. Можно дискутировать с Уловом Энквистом о многом, или наоборот окунуться в поэтичность его изложения страшной жизни 19-го начала 20-го веков, и сравнить много ли изменилось.

Читать: Клейменые радием и любовью


7

«Ромео и Джульетта» Уильям Шекспир


Что можно добавить о вечной истории любви Шекспира к тому, что о ней уже было проговорено на протяжении нескольких столетий. Только то, что она, как и любая история любви имела неромантичные обстоятельства. Пожалуй романтических и не существует. Сами влюбленные словно магнит притягивают сопротивление окружающего мира. Любовь гармонична, а мир отвергает гармонию, он жаждет перемен и динамичности, гармония же предлагает ему застыть и насладиться тем, что есть. Но мир может выделить на это лишь мгновение в своей спешке. Поэтому Ромео и Джульетта постоянно продолжают оказывать сопротивление спешке и воинственному прагматизму мира. И снова проигрывают. Побеждают? Побеждают, изменяя его, но цена слишком высока.

В иллюстрациях Владислава Ерко вся гармония сопротивления влюбленных выглядит еще более яркой и убедительной.


8

«Чампуррадо для жены моего мужа» Лаура Эскивель


Что может быть романтичнее, чем страсть? Особенно если эту историю страсти рассказывает Лаура Эскивель, современная мексиканская писательница поклонница магического реализма. Еще несколько слов к описанию автора, и надо будет добавить клише о Маркесе в женском обличье, но не будем. «Чампуррадо» — второй перевод книги известной под названием «Шоколад на крутом кипятке», где героиня Тите младшая дочь в семье Де ла Гарса от первого лица рассказывает свою историю любви длиной в жизнь. Свою жизнь она должна посвятить матери, как младшая и поэтому ей запрещено выходить замуж.

Рассказывает страстно, вкусно и сказочно, так как бы Роберт Родригес рассказывал все в своем фильме «Desperado», если бы решил добавить туда столько же кулинарии, сколько ее было в фильме «Джули и Джулия», а потом передумал, но все что нужно там осталось: сестры, Латинская Америка, приготовление пищи словно поэзия и много страсти и любви с кровью и смертью.

Кстати, эту яркую латиноамериканскую мелодраму на украинский сих пор не перевели.


9

«Смилла и её чувство снега»  Петер Хёг


Что романтического может быть в детективной истории о расследовании гибели мальчика-грендландца Исайи, сорвавшегося с крыши своего дома? Несмотря на такую трагическую завязку роман Петера Хёга, ставший бестселлером сразу после выхода в 1992 году, несет в себе определенную таинственную холодную романтику.

Главная героиня Смилла Ясперсен из-за того, что детство проводила вместе с мамой эскимоской в Гренландии, а взрослой теперь живет в Копенгагене, куда ее забрал папа-датчанин, может не только отличить семьдесят названий снега, но еще имеет очень развитую интуицию и верит больше числам и фактам, чем людям, тем более официальным лицам. Таким, которые пытаются доказать, что ее друг и сосед Исайа сорвался с крыши случайно. Она начинает самостоятельное расследование и открывает много грязного в этой истории, которая происходит на фоне угнетения всего гренландского со стороны Дании. Это тоже не романтично.

Романтическим в этой истории оказывается сильная атмосфера хаоса, одиночества, депрессивности, человеческих страстей современной жизни, которым пытается противостоять Смилла, и это приводит ее, в истории не похожей ни на что другое, все дальше в мир льда, снега и холода, но только там можно найти ответы.

Читать: Обострение чувств


10

«Я ее любил. Я его любила» Анна Гавальда


Анна Гавальда — писательница, которая никогда не отказывает себе в романтике, и поэтому даже героев печальной истории о любви, которая заканчивается, она обязательно отправляет в уютные кулисы семейного загородного дома.

И ничего бы в ситуации с изменой мужа для Хлои не было бы изысканного и привлекательного, как и для читателя, если бы автор не придумала неожиданный сюжетный ход. Психологическую поддержку невестки в досадной для нее ситуации берет на себя свекор.

И стилистически этим Анне Гавальда удается вывести историю немного на другой уровень, и одновременно добавить необычного ракурса. С одной стороны забота о Хлое и ее двух дочерях со стороны Пьера, отца ее мужа вполне понятна, с другой — книга не об этом.

Самое интересное, что с другой стороны история как раз об оправданности измены, если любовь больше не существует, и именно об этом Хлоя думает после рассказа Пьера о своем собственном браке, который он спас ценой любви к другой.

Достается ли счастье детям в наследство от несчастных родителей? Можно ли считать брак главнее любви? Может ли подарить надежду откровенный разговор с отцом того, кто тебя бросил? Романтично о будничном, как умеет Гавальда.


Читать: Французская весна.10 атмосферных книг, которые перенесут вас во Францию

(Visited 2 141 times, 2 visits today)