Сладкая меланхолия: Дженни Эрпенбек «Прокляття дому»

«Прокляття дому» — пока единственный текст Дженни Эрпенбек, который был переведен на украинский язык. Небольшой по объему с интригующим названием но не менее загадочным переплетом он, кажется, так и просится в руки.


Об авторке


Дженни Эрпенбек — известная немецкая писательница и театральный режиссер. Все ее ближайшие родственники так или иначе причастны к искусству слова, она росла в интеллигентной семье. Дедушка Фриц Эрпенбек — писатель, публицист, актер; бабушка Хедда Циннер — писательница, актриса, журналистка, радиоведущая; отец Йон Эрпенбек — философ, писатель, физик; иметь Дорис Килиас — переводчица с восточных языков. Кажется, по-другому не могло и быть, путь Дженни стремился к писательским и театральным вершинам.

Дженни Эрпенбек является автором нескольких романов и повестей, награжденных различными литературными наградами. Визитной же карточкой автора следует считать роман «Прокляття дому», изданный в 2008 году и переведенный почти на все европейские языки. Украинский перевод вышел в 2016 году.


Сто лет наполнения и опустошения


Когда-то очень давно его построили на берегу Бранденбургского озера в качестве подарка к предстоящей свадьбе. Годами он обрастал новыми пристройками, уменьшался из-за их сноса, ему потрошили внутренности, царапали мебель, переставляли простенки, ковыряли стены заводя сначала электрические, а позже и телефонные провода, его красили и соскребали покрытие, здесь рождались и умирали. Его наполняли голоса жильцов, а иногда звенела тишина. Он, дом, говорят, проклят. Но что тут поделаешь?

На берегу Бранденбургского озера в конце девятнадцатого века богатый Солтис, отец четырех дочерей, решил прикупить немного земли для строительства дома для дочери Клары, которая должна выйти замуж. Но из этого ничего не получается, потому что Клара замуж не идет. Дом построят чуть позже, уже другие собственники (семья архитектора) и начнется вековая череда заселения и выселения из дома.


Двенадцать жильцов


В течение ста лет домом на озере будут владеть двенадцать семей, или групп людей. Но это заблуждение, на самом деле это дом будет обладать жильцами. Собственно, вся эта книга — это двенадцать различных историй, объединяющим звеном которых является место действия — дом и чудаковатый Садовник. Фигура Садовника (безымянного, как и большинство героев) знаковая для текста. В разное время с территорией вокруг дома хорошо ладил только он в течение многих лет. Пушки Второй мировой войны, эхо Холокоста, фашистской политики, падение режимов и берлинской стены, другие знаковые события прошлого столетия, кажется, не долетали сюда. Хоть русский сапог и топтал землю возле дома, солдат рылся в вещах, лошади насиловали копытами клумбы и сад, «озерный дом» — оазис для Садовника. Менялись владельцы, а Садовник словно прирос к имению.


Что сказано


Дженни Эрпенбек в тексте использовала всем знакомый архетип родного дома, определенной защиты, комфорта. Дом является главным действующим лицом произведения, это центральный персонаж, хотя и пассивный по своей сути. Дом вместе с землей вокруг него — это фон, на котором разворачиваются драматические события с остальными героями текста в течение ста лет. Меняются времена, режимы, времена года, жители, а он стоит неподвижно, обрастая деревьями и кустарниками, с которыми постоянно борется Садовник. Обрубка старых ветвей, выкорчевывание кустарников, сгребание листьев — это все попытки Садовника остановить время, не дать ему поглотить дом. Все, даже он, знают, что это невозможно.


Как сказано


Стиль текста «Прокляття дому» тяготеет к постмодернистской манере письма. Автор буквально разрывает диалоги, прерывая их, вводя новых собеседников «без предварительного знакомства» с ними. Эрпенбек свободно играет с категорией времени, нарушая хронологию повествования. Только знакомство с историческими событиями двадцатого века, которые происходили в Германии, дает возможность соотнести определенный отрезок текста (газовые камеры, преследования евреев, оккупация Польши, аншлюс Австрии) со временем действия.

Язык произведения несколько скован, без лексико-синонимических или лексико-выразительных форм. Есть пространные размышления и описания. Ведь роман небольшой по форме, а сюжетно в него вжато столетнюю историю страны. Слог произведения сложно назвать изящным, на языке вертится слово «стройный».

Книга была издана в черновицком издательстве Книги – ХХІ в переводе с немецкого Кристины Назаркевич. Перевод хороший, как по мне.


Аудитория   


Книга будет интересна прежде всего поклонникам постмодернистской прозы, современной немецкой литературы, а также всем, кому хочется окунуться в осеннюю меланхолию. Потому как книга, на самом деле, меланхолическая, способная вызвать определенные рефлексии и воспоминания, в частности о родном доме.


Прямая речь


«Вона ще чимало разів бачить із кімнати з пташкою, поки літо повільно наближається до кінця, маклершу з усе новими клієнтами в саду, клієнт стукає носаком черевика об кам’яну плиту, щоб перевірити, чи не розхитані сходи, іншому маклерша показує вигрібну яму, ще інший смикає за сусідський паркан, стовпці якого спорохнявіли, смикає доти, поки два стовпці, скріплені тільки дротом, не падають набік. Дім і земельна ділянка не з дешевих, тому вона вислуховує ще багато розмов, багато разів ще відчиняють дверцята до пласкої шафи, багато разів наголошується, що цей бік озера — кращий, багато разів вона чує про Альберта Шпера, про котів та куниць. Сміх. А будинок належить до пам’яток архітектури?»


Похожие книги


Каталин Дориан Флореску «Якоб вирішує любити», Исабель Альенде «Дом Духов», Максим Дупешко «Історія, варта цілого яблуневого саду», Драго Янчар «Безіменне дерево», Катя Петровская «Мабуть Естер».


Читать: Жизнь – это не всегда сказка… #ЧитаємоРазом: «Там, за зимою» Исабель Альенде

Читать: Что ждет за дверью дома? Отрывок из книги «Дім Терези»


Купить книгу в Yakaboo

(Visited 212 times, 1 visits today)