Светлана Павелецкая: «Наша аудитория – умные люди, которые не могут не развиваться»

Фото: прес-служба видавництва #книголав

Совсем недавно проект #книголав обрел самостоятельность и превратился в полноценное издательство. О его специализации, будущих книгах и планах рассказала его партнер − Светлана Павелецкая.


Чему #книголав научился во время совместной работы с более опытными издательствами? Как произошел переход к вашей уже самостоятельной деятельности?


Для нас, чего мы не скрываем, книгоиздание было совершенно новым направлением. Когда ранее мы делали книги для канала, то выступали заказчиками, а не исполнителями. Для нас было очень важно получить опыт, о чем знали и «Основи», и «Наш Формат» − издательства, с которыми мы сотрудничали. Нам было интересно попробовать, разделить с ними риски. Конечно, для нас это был вход в индустрию. Если все получится, будем считать Дану Павлычко крестной мамой, а Антона Мартынова – крестным папой.


На книжный рынок какой страны вы ориентируетесь как на эталонный, например, в плане стратегий продвижения книг?


Украина – особая страна, и это чувствуется не только по книжному рынку. Это касается и телевидения. Мы не можем сказать, какой рынок является эталонным для TV, потому что у нас в стране настолько другая ситуация, что ты к этому эталону не придешь не потому, что плохо работаешь, а потому, что у тебя все не так, как в остальном мире. Быть может, даже и круче, но по-другому. И мне кажется, что с книгоизданием аналогичная история. Но, на мой взгляд, вещи, которые происходят в Великобритании и США в плане стратегии, однозначно достойны внимания. Совсем недавно я писала диплом для своего последнего, надеюсь, образования. И для меня стало открытием, что книжный рынок в вышеупомянутых странах функционирует как телевизионный – используя стратегию блокбастера. На телевидении в середине 1990-х появился такой человек – Алан Хорн. Он придумал стратегию блокбастера. Хорн работал в Warner Bros., а теперь в Disney.

Суть этой стратегии заключается в следующем: раньше киностудии делали в год сорок фильмов, исследователь проанализировал, что среднестатистический американец ходит в кино четыре с половиной раза в год, и не имеет значения, сколько фильмов ты произведешь – 40 или 150 – потребитель все равно будет ходить свои четыре с половиной раза в год.

Если студия сделает меньше фильмов, но вложит в них больше ресурсов, то на уровне конкурентов она может выиграть, получив те желанные посещения. Так работает кинематограф и телевидение. В книжном рынке происходит то же самое. Издательства выпускают много книг, чтобы иметь нормальный оборот, но они делают ставку на два-три продукта, позволяющие собрать критическую массу читателей и прибыли. В конце прошлого года издательство HarperCollins подписало соглашение с автором, стендап-комиком, на полтора миллиона долларов за книгу. Замечательно, что у них такое возможно. Думаю, это в полтора миллиона раз больше, чем получают авторы в Украине. Подход, когда ты берешь одну книгу, вкладываешь в нее все ресурсы, делаешь из неё маркетинговый инструмент для всего издательства, мне очень нравится. Так было с книгами о Гарри Поттере, с «Пятьдесят оттенков серого», с переосмысленной классикой – когда книга становится событием.


По какому принципу вы отбираете книги, которые впоследствии будете издавать?


На 2017 год мы отобрали 35 книг, которые у нас уже находятся на разной стадии проработки. Быть может, что-то еще прибьётся, это не конечная цифра. Мы решили работать в трех направлениях: детская, художественная и бизнес-литература. При этом художественная литература будет наименее представлена в нашем портфеле именно потому, что ее очень сложно выбрать. На мой взгляд, это чистой воды вкусовщина.

Я бы, например, не выбрала «Пятьдесят оттенков серого», а то, чему отдала бы предпочтение, никто не прочитал бы, кроме меня и моих десяти друзей. Наверняка у больших издательств есть какие-то алгоритмы, принципы выбора художественной литературы. Мы их для себя еще не нащупали. Поэтому в этом году у нас выйдет всего шесть романов, три из которых – абсолютные бестселлеры – книги Фредрика Бекмана «Старик по имени Уве», «Моя бабушка просила передать, что ей жаль», «Бритт Мари». Мудрые, смешные книги с оттенком грусти. И очень красивые, акварельные. Совсем скоро появится роман Кента Харуфа «Наши души в ночи» − бестселлер New York Times, вышедший в конце 2015 года, последняя книга автора, которая вызвала шумиху в западной прессе. Мы ее прочли и уже не могли не издать. Это очень нежная, проникновенная история про двух людей, которые верят, что любовь превыше всего. Роман с послевкусием. Он быстро читается, но остается с тобой какими-то светлыми мыслями.

Screenshot_3

Фото: instagram/ @knygolove

Читать: Наші душі вночі. Фрагмент новинки издательства #книголав

Если говорить о художественной литературе с более тяжелым эмоциональным содержанием, то мы издадим «Дом, в котором…» Мариам Петросян – тоже бестселлер, переведенный на 30 языков. Такие книги обязательно нужно читать, потому что они могут что-то изменить в человеке.

Что касается бизнес-литературы, то здесь мы используем несколько рейтингов, если книга была уже издана за границей, смотрим, насколько она популярна среди читателей. Конечно, она должна быть бестселлером, например, New York Times. Мы сравнивали оценки книг на Amazon.com и Goodreads, те, что были уже изданы в Украине. В принципе, есть некоторая корреляция. Скажем так, успешные за границей книги почти всегда успешны у нас. Но некоторые, получившие на Goodreads рейтинг «3», в Украине могут продаваться большими тиражами. Выбирая книгу, мы должны понимать, какую практическую пользу она принесет читателю. Некоторые издания мы понимаем, что будут популярны благодаря громким именам. Например, в апреле выйдет книга «В Pixar и обратно» главного юриста студии Pixar, который вместе со Стивом Джобсом вдохнул в нее новую жизнь. Это возможность прикоснуться к истории успеха.

Долі

Фото: Екатерина Молочко

И последняя категория – детская книга. Здесь мы полагаемся на родительскую интуицию, посмотрим, как она сработает. Если художественную и бизнес-литературу мы отбираем коллегиально, то приблизительно 85% детской предлагаю я. У меня есть своя фокус-группа − мой сын. Я вижу, к каким книгам, купленным за границей, он тянется. Это и определяет решение по покупке тех или иных прав. Мы издадим в этом году книжки с паззлами и наклейками, невероятные атласы приключений, животных, которые будут в два раза дешевле аналогичных изданий, произведенных в России. Детских книг у нас в этом году выйдет около 12.

IMG_3553

Три книги будут исключительно нашими. Мы продолжим работу с Александром Авраменко, выпустим вторую часть «100 експрес-уроків української». Готовим пока секретный проект, о котором еще не заявляли, но я уже могу намекнуть – это книга с очень известным диетологом Натальей Самойленко, которая рассказывает о том, как правильно питаться. Это прикладные советы, испробованные большей частью украинских звезд шоу-бизнеса. Книга не про ограничения, а про то, как настроить свой организм на правильное питание. Я очень жду это издание, потому что книга на данную тему необходима, именно такая – написанная опытным специалистом, но понятным языком. В следующем году мы планируем уже 8 книг с известными украинскими авторами.

Читать: Александр Авраменко: «Мы изучаем украинский на примерах текстов о iPhone 7 и стихах Лины Костенко»


Какие украинские издательства вы считаете своими конкурентами?


Мы не видим конкурентов, потому что отечественный книжный рынок недоразвит. У нас так много потенциальных читателей, у которых, в свою очередь, так много времени, что, чем больше качественных книг мы все будем производить, тем больше получим по факту. Мы не боимся конкурентов, мы им только рады. #книголав сотрудничал с «Основами», «Нашим Форматом», Yakaboo.

Мы не относимся друг другу как к врагу, который отбирает у тебя кусок пирога. Наоборот, есть компании, которые понимают, что если мы все вместе будем месить тесто, то пирог получится больше и пышнее.

Единственное, что меня смущает, так это то, что есть ряд издательств, которые давно существуют, пришедшие еще с советских времен, они долго сидели на госзаказах, отмывали деньги… В их задачу не входило создание качественной литературы для читателя. Но самое плохое, что они до сих пор следует этой же модели работы. В том, что Украина является одной из самых не читающих стран Европы, есть и их вина. Все просто: если тебе в ресторане будут все время подавать невкусную еду, ты перестанешь ходить в ресторан. Если ты заходишь в книжный магазин и видишь там книги, напечатанные на туалетной бумаге, условно говоря, с ужасной обложкой и переводом через Google Translate, то, наверное, ты в какой-то момент разуверишься в книгах.

Нам сложно говорить о конкуренции еще и потому, что мы пока маленькие. Да, у нас было несколько успешных проектов, но, на мой взгляд, только спустя год мы сможем сказать, что работаем наравне с теми-то. Есть мечты, но не хочется показаться слишком самоуверенными.


Вы уже упомянули о проблеме с чтением в Украине. Так почему каналы не могут уделить ей внимание и эфирное время? Можно ли появление издательства, корни которого уходят в медиа-группу «1+1 Медіа», назвать компенсацией за то, что было не сделано в этом направлении?


Нет. #книголав – это частный проект. Просто так получилось, что основатели издательства работают в «1+1 Медіа»: я, Александр Ткаченко и еще один наш партнер – мы являемся единственными собственниками книжного проекта. Это не проект «1+1 Медіа». Если #книголав может надеяться на результат через полтора-два года, то работа внутри холдинга должна давать результат уже сегодня. В рамках «1+1 Медіа» мы были бы менее гибкими… Но если уже зашла речь о медиа-группе, то, с одной стороны, отсутствие интереса к чтению – это большая социальная проблема, и, конечно же, любые медиа должны подключаться к ее решению.

Со своей стороны мы делаем промо-социальные книжные проекты («Війна очима ТСН», книги Руслана Сеничкина). Но мы остаемся бизнесом, который должен показывать рейтинговый продукт. К сожалению, учитывая интерес к чтению, передачи о нем рейтинговыми не будут. Да и не хотелось бы у государства забирать все функции. У профильных министерств и комитетов должна быть культурная политика. И если бы к нам пришли их представители с проектом, назовем его условно «УкрКнига», с желанием его популяризировать и предложением сотрудничества, ни мы, ни одна другая медиа-группа не отказали бы. Я уверена. И такой формат был бы гораздо эффективнее того, что на государственном уровне предпринимается для популяризации чтения, если предпринимается, конечно. Мы каждый год поддерживаем «Книжный Арсенал», «Форум издателей во Львове», приглашаем писателей в эфиры. Но, к сожалению, этого мало. Думаю, что к концу года с другими медиа-группами придется садиться и самим придумывать программу по популяризации чтения, если удастся снять какой-нибудь ролик, то конечно мы будем ставить его в эфир. Но здесь инициатива должна исходить не от медиа-группу, а от государства. Мы — не панацея от всех социальных проблем в стране.


Общалась Анастасия Герасимова

(Visited 598 times, 1 visits today)
Анастасія Герасимова
Анастасія Герасимова
Літературний оглядач, pr-менеджер Yakaboo.ua