«Рождество и красный кардинал» від Фенні Флегг. Уривок роману

Чарівна, добра різдвяна історія. Якщо гарненько прислухатись до сторінок, можна почути сміх, бурчання і перешіптування справжнісіньких людей. Дещо дивна казка про події в глухому містечку і водночас захоплююча і настільки реальна – варто лише забажати. Звичайні люди здатні творити чудеса. Книга про надію і про те, що все можна виправити і стати щасливим.

Уривок роману

“Выспаться у Бетти не получилось. Где-то без пятнадцати шесть в доме поднялся страшный крик. Мисс Альма в ночной рубашке стояла посреди коридора и во всю глотку взывала к дочери:
— Бетти! Бетти! Вставай! Проснись! Караул! Мои камелии снялись с кустов и порхают в воздухе!
Бетти затаилась — в надежде, что матушка скоро утомится и отправится досыпать. Не тут-то было. То есть к себе в комнату матушка вернулась, но угомониться и не подумала. Вопли про камелии звучали крещендо. Пришлось бедной Бетти встать, пересечь коридор и заняться родительницей.
— Все хорошо, мама. Ляг поспи. Говорю тебе, все спокойно. Это просто дурной сон.
Но старушка не поддавалась. Затащив к себе Бетти, она дрожащим пальцем ткнула в окно и взвизгнула:
— Глянь только! Вон они! Иди поймай!
Бетти тяжко вздохнула.
— Успокойся же, мама. Мистера Кэмпбелла разбудишь. Иди в постель.
Перст матушки указывал на окно.
— Гляди, гляди, гляди! — подпрыгивала она на месте.
— Ну хорошо, хорошо, — буркнула Бетти, только чтобы ее успокоить.
И посмотрела в окно.
И остолбенела, не веря своим глазам.
Приблизительно в это же время в доме по соседству Пэтси внезапно села на кровати и крикнула:
— Миссис Клевердон! Миссис Клевердон!
В комнату вбежала перепуганная Френсис.
Пэтси с горящими от возбуждения глазами подскакивала у раскрытого окна.
— Я видела его! Я только что видела Джека! Он был здесь! Я знала, знала, что он прилетит ко мне!
— Где ты его видела?
— Здесь. Он сел ко мне на подоконник и подмигнул. Это был он, я знаю! Он вернулся!
Френсис посмотрела в окно и обмерла. У нее даже дыхание перехватило. В предрассветных сумерках было хорошо видно, что и двор, и деревья прямо завалены снегом!
Вокруг, куда ни кинь взгляд, было белым-бело. В заоконном молоке мелькнул один алый штрих, потом другой, потом третий. Френсис высунулась наружу. Земля внизу была усеяна большими красными камелиями, которые, наверное, сдуло с кустов ветром. И только когда один цветок поднялся в воздух, Френсис поняла, что это птицы.
Целая стая виргинских кардиналов!
В это же самое время Бетти Китчен, размахивая ручищами, мчалась вниз по лестнице:
— Боже! Боже! Боже! Мистер Кэмпбелл, проснитесь же!
Освальд разлепил веки, в полной темноте спустил с кровати ноги и сразу же приложился головой о какую-то полку. Было совершенно непонятно, где он и как сюда попал. Да тут еще вопли.
«Помер я, что ли? — перепугался Освальд. — Ну тогда я точно в аду».
Бетти рывком распахнула дверь в чулан и проорала:
— Снег идет!
Очень скоро ближние и дальние соседи в более или менее неодетом виде с криками высыпали на улицу, тараща глаза. Удивляться было чему: снег продолжал падать, кардиналы буквально наводнили окрестности. Их были сотни и сотни, стайками по двадцать-тридцать штук птицы сидели на ветках, перелетали с дерева на дерево, проносились над землей. С гудящей головой — он еще и приложился, словно мало одного похмелья, — Освальд лихорадочно натягивал ботинки. Когда он все же вырвался из темного чулана на крыльцо, его поджидало новое потрясение.
В снежном безмолвии порхали красные птички.
Вот это зрелище. На фоне невесомых крупных хлопьев пурпурные кляксы — мир словно обратился в промокашку. Хмель, что ли, еще не выветрился, недоумевал Освальд. Постепенно из предрассветного тумана проступали более четкие контуры — что-то вроде картинки к сказкам для детей, увитой облепленными снегом прядями мха. К Освальду подошла Пэтси и уцепилась за руку. Глаза у нее сияли, лицо горело.
— Мистер Кэмпбелл, я видела его. Он вернулся. Я очень-очень сильно захотела, и он прилетел. Все как вы сказали. Он сел на подоконник и подмигнул. А это, — Пэтси показала на снующих туда-сюда птиц, — это все его друзья. Я знала, что он вернется!
Кардиналы гурьбой уселись на ветке, на Освальда и Пэтси посыпался снег.
«Все-таки я умер и попал на небеса, — мелькнуло в голове у Освальда. — Но если я жив, перед Богом клянусь, в жизни больше капли в рот не возьму».

Что за утро!
Бетти метнулась в дом, схватила телефон и позвонила в Лиллиан Элизабет Шивере.
— Ты веришь своим глазам? Тебе доводилось видеть такое?
— А что случилось? — недоуменно спросила Элизабет.
— Ты посмотри в окно! Снег! И у нас тьма-тьмущая красных кардиналов! А у вас?
Элизабет сонно выглянула в окно.
— Ни снежинки. И какие еще кардиналы?

Услышав крики с другого берега, креолы высыпали к реке посмотреть, что происходит. И обнаружили, что противоположную сторону реки засыпает снегом. Дети, никогда такого не видевшие, готовы были вплавь форсировать водную преграду. Да и взрослые недолго боролись с искушением. Снег все валил, когда креольские лодки одна за другой пересекли реку — впервые за девятнадцать лет! — и их владельцы разделили восторг соседей. Куда ни глянь, повсюду веселье и танцы. По всей округе разорялись телефоны, и вскоре целые толпы съехались поглазеть на сугробы и алых птиц. Детям белые хлопья были в диковинку, даже их родители не могли припомнить, чтобы в Затерянном Ручье когда-нибудь шел снег. И уж точно никто ни разу в жизни не видел столько кардиналов.
Френсис, Сибил и Дотти поспешили в зал приемов, чтобы приготовить для всех желающих кофе и горячий шоколад, а когда включили свет, внезапно зажглась Окутанная Тайной Ель — ну словно Рождество вернулось! Хотя было воскресенье, Рой в честь редкостного события пустил в свою лавку людей и принялся раздавать детям конфеты, а взрослым пиво. Открывая банку для Милдред, он увидел, что на улице у входа стоит Джулиан Лапонд. В магазинчике внезапно стало тихо, все затаили дыхание. Заклятые враги несколько секунд смотрели друг на друга через стекло, затем Рой вышел из-за прилавка, распахнул дверь и произнес:
— Заходи, Джулиан, позволь угостить тебя пивом.
Он знал, что Джулиан очень гордый человек и вряд ли согласится. Однако, ко всеобщему удивлению, креол вошел в магазин.

Чуть позже Освальд спустился к реке поглядеть, как там пеликаны, утки и цапли. Птицы никак не могли взять в толк, что это за белая дрянь засыпала все вокруг. Три пеликана привычно попытались пристроиться на сваях, поскользнулись на снежной каше, один за другим шлепнулись в воду и пришли в неописуемую ярость. Освальд помирал со смеху, глядя на них.
Солнце поднялось повыше, и снег начал таять, — но прежде три машины, водители которых не справились с управлением на скользкой дороге, въехали друг в друга. Вообще много странных и необыкновенных событий произошло в этот день. Освальд совсем забыл про свою хворь и, вопреки предписанию доктора, все утро гулял по снегу. Однако не заболел пневмонией и не умер, даже простуду не схватил. Но замечательнее всего было то, что исполнилось желание Пэтси. Она повидалась со своим лучшим другом.

Конечно же, впоследствии явилось множество вопросов. Почему снег шел только на маленьком клочке? Откуда взялось столько кардиналов? С чего это птица подмигнула Пэтси? Разумеется, стопроцентной уверенности насчет реальной подоплеки событий не было ни у кого, однако у Милдред имелась своя теория.
Размеренным шагом вошла она в дом сестры, встала посреди гостиной, подбоченилась и торжественно объявила:
— Френсис, я ей верю. Она видела Джека. Это точно.
— Как же такое возможно, Милдред? Уж нам-то с тобой известно, что он два месяца как умер.
— Неважно, — сказала Милдред. — Полагаю, она его видела. Как так вышло, не знаю. Видела — и все. — Она посмотрела сестре в глаза суровым немигающим взглядом. — Наверное, произошло что-то вроде чуда.
Френсис призадумалась.
— Ну, не знаю. То ли она его в самом деле видела, то ли ей так показалось. Разводить сомнения я не намерена. Она снова ест с аппетитом — больше мне ничего не нужно. Остальное меня не волнует.

Разумеется, если бы нечто подобное произошло на само Рождество, а не на следующий день, многие поверили бы в чудо. А так у всякого нашлось свое объяснение. Пэтси была уверена, что это все Санта-Клаус, только он почему-то на день опоздал. Метеорологи истолковали события с сугубо научной точки зрения. Со стороны Канады накатило внезапное похолодание, и ледяной воздушный поток достиг Северной Флориды, вследствие чего температура упала до 38[36] градусов. Причиной снегопада могла послужить повышенная влажность воздуха над рекой, а где было посуше, там снег и не выпал. Орнитологи утверждали, что виргинские кардиналы, как известно, в случае наступления холодов сбиваются в большие стаи, каковые, видимо, и сформировались в окрестных лесах, благо кардинал — птица оседлая. Правда, Рой с Батчем были уверены, что птиц привлекли подсолнухи (под покровом ночи они рассыпали по всему поселку фунтов пятьдесят семечек). Рой рассудил, что если в радиусе ста миль есть хоть одна красная птичка, которая, подобно Джеку, обожает подсолнухи, то стоит попробовать. Ну а уж почему какой-то птахе вздумалось вдруг сесть к Пэтси на подоконник — на этот вопрос ни у кого ответа не было.
Время шло — и чередой потянулись события совсем уже поразительные”.

(Visited 168 times, 1 visits today)