«Писана краса» Лизы Элдридж: что нужно знать о макияже

Насколько давней есть традиция подводить глаза черным, а губы — красным? Кто был музами макияжа эпохи античности и в средние века? И кто придумал, что оттенок помады должен гармонировать с цветом лака? Лиза Элдридж, кажется, узнала о макияже все.

Та, что создала 80 оттенков помады

Лиза Элдридж — креативный директор по макияжу в Lancôme (да, она — автор обновления культовой линейки L’Absolu Rouge) и относится к топовым визажистам современности. Совершенные образы на красной дорожке — ее работа, причудливые дополнения к модным показам — тоже. А еще мы часто видим моделей на обложках Vogue, Elle и ряда других глянцев именно такими, как их видит она.

И что из всего этого лучше? То, что каждый может поучиться у Лизы Элдридж, она раскрывает немало профессиональных секретов на своем ютуб-канале. А сейчас я познакомлю вас с ее книгой об истории макияжа. 

 

«Я обожнюю макіяж. Це творчість. Це задоволення. Не має значення, собі я роблю макіяж чи комусь іншому, мені подобається сам факт, що прищик, який я вранці виявила на своєму підборідді, легко можна приховати, — так я почуваюсь впевненіше. Часом достатньо легкого мазка рум’янами, щоб почуватися бадьорішою, і доторку тушшю до вій, щоб остаточно прокинутися. Недарма кажуть: краще виглядаєш — ліпше почуваєшся. Особисто я люблю влаштовувати дні без макіяжу — світ тоді мусить приймати мене такою, яка я є. Іншим разом я роблю собі визивно-червоні губи — бо я так хочу. Якщо треба продемонструвати силу і вплив — трохи бойового розпису може забезпечити перевагу. Деякі жінки не підмальовуються взагалі, деякі — тільки трішки, а деякі щоранку, дорогою на роботу, сидячи в потязі роблять повний макіяж. Ми пройшли довгий шлях, щоб це було саме так.

Адже, врешті-решт, ніщо так не наснажує жінку, як право на гарну освіту і свобода вирішувати, підмальовувати губи червоною помадою, а очі темними тінями — чи ні».

Макияж как признак женской свободы

Если воспринимать историю визуально, с художественными артефактами, которые по себе оставили те времена, очень заметно, как менялись стандарты женской красоты: что считали привлекательным и аристократическим, а что — признаком плебейского происхождения. Основная косметическая палитра цветов была создана еще тогда, сейчас только добавляем оттенков.

Древние египтянки густо подрисовывали глаза (и из-за палящего солнца тоже), в Европе и параллельно в Китае пытались достичь нездоровой бледности с помощью часто токсических средств. К чему только не прибегали женщины, чтобы достичь идеала эпохи. О свинцовой пудре, которая отравляла организм и уничтожала кожу, но делала ее ослепительно белой, говорили даже на уроках истории. Ведь одна благородная дама погибла за красоту. Припудренным щекам цвета добавляли румянами (которые обязательно должны быть заметными) и оттеняли малиновыми напомаженными губами.

«Белый — это, можно сказать, свет, без которого невозможно увидеть ни один цвет» (Леонардо да Винчи).

Лиза Элдридж предлагает смелую мысль, которая поразила меня своей неожиданной очевидностью: чем больше женщины имели прав в определенный исторический период, тем более заметный и смелый макияж могли они себе позволить. Взять тот же Древний Египет, или макияж гетер, которые имели особый статус в Древней Греции. И, наконец, каждый виток приближения к гендерному равенству ознаменовался изменениями в писаной красоте. 

Устрашающая древняя рецептура

Какими бы мы сейчас были не помешанными на экологичности и всевозможных «без ГМО» в истории косметики натуральность — не всегда плюс. Мне вот не хотелось бы иметь пудру с крокодиловыми какулькамы, даже если бы она идеально подходила и имела эффект фотошопа. Нет-нет-нет.

В первой косметике были экзотические компоненты, от которых мы сейчас крутили бы носом, но, к счастью, она прошла большой путь развития, чтобы стать такой, к которой мы привыкли. Догадываетесь, когда состоялась большая революция в производстве (то бишь, скорее приготовления, потому что все было хендмейд) косметики? С изобретением печатного пресса рецепты красоты перестали быть только семейным достоянием и тайнами гадалок, они распространялись вокруг, совершенствовались. Поэтому и Гуттенбергу надо поблагодарить за любимый крем для лица и тот магический консилер, что прячет бессонные ночи.

Поблагодарите Хелене Рубинштейн за тушь в тюбиках, а Максу Фактору за косметику в массы, за лак в тон помаде Чарльзу Ревсону (он же Revlon) и всем визажистам, которые внесли лепту в разработку множества оттенков теней и тональных средств для любой кожи.

«Красота — в глазах того, кто смотрит. Поэтому время от времени, если смотрит глупый или плохо проинформированный, стоит наставить ему синяков под глазами» (Мисс Пигги). 

Свобода быть разной

Современная косметика дает свободу, она уже не загоняет в рамки, позволяя каждый день быть другой: яркой или сдержанной, элегантной или игривой, романтичной или деловой. Она добавляет нам сияния и красок, позволяет скрыть нежелательное и подчеркнуть то, что мы в себе любим. Косметика — не маска, а скорее тот аксессуар, который придает уверенности, ведь вечером мицеллярная вода смывает с нас только следы дневной активности, а не личность. 

(Visited 132 times, 1 visits today)
Юлія Дутка
Юлія Дутка
Трилероїд, інтроверт та психоаналітик-аматор. Ви хочете про це поговорити? За фахом - журналіст, та більше тяжію до редагування. Люблю соло-подорожі, важкий метал, м’яке світло, волохатих корів, Скандинавію та бензопили. Мрію попестити ісландських коників та потиснути руку Чакові Поланіку.
http://tarels.blogspot.com/%20