Маленькая отравительница выходит на след

О чем может идти речь в книге со «сладеньким» названием, на переплете которой изображена готическая девочка в стиле Уэнсдей Аддамс? Я ждала вариацию «Семейки Аддамсов», щедро приправленную черным юмором и вспрыснутую кровью невинных. Мрачного викторианского антуража здесь оказалось предостаточно. Девочка тоже не разочаровала — по мере странная, по мере мрачная и очень умная. Но вместо фонтанов крови запутанный клубок историй из прошлого, школьных секретов, манипуляций и фиглярство, который нам вместе с главной героиней пришлось распутывать.


Как журналист на пенсии создал причудливый мир Букшоу


Мистер Алан Брэдли из Торонто много лет работал на канадских радио и телевизионных станциях, на досуге — писал рассказы для детей, вел курсы сценарного мастерства и исследовал письма Шерлока Холмса, на основе которых выстроил предположение, что знаменитый детектив был женщиной. А вот когда мистер Брэдли вышел на пенсию, то крепче взялся за перо. «Сладкое на дне пирога» — это роман, который стал успешным дебютом писателя.

Portrait of author Alan Bradley, who grew up in Cobourg

Фото: Northumberland News

За книгу, которая знакомит нас с причудливым имением Букшоу и его жителями, автор получил премию «Кинжал Дебютанта» от Британской ассоциации писателей-криминалистов. «The Sweetness at the Bottom of the Pie» открыло серию детективов, где главной героиней становится младшая дочь владельца поместья Флавия де Люс.


Поиск истины между химических колб и редких марок


Знакомьтесь, это — Флавия де Люс. В свои 11 она — повелительница химической лаборатории, знаток древних трактатов и таинственных ядов. Такое хобби юной леди выглядит странно, но в этом нет ничего удивительного — семейка у нее ой какая странная. Мама Гериет много лет назад отправилась в путешествие и исчезла. Папа целыми днями копается в своей коллекции марок. Старшие сестры имеют свои увлечения — одна днями на рояле играет, другая «глотает» готические романы. А еще у них есть общий интерес — издеваться над маленькой Флавией. Чтобы не умереть от скуки (или от рук сестер, ага), девочка развлекается, как может — то цианистый калий сварит, то из растений яд синтезирует, то положит этот яд в сестринскую помаду и с дотошностью ученого будет наблюдать, когда же он подействует.

Но вскоре приключения начинают сыпаться на Флавию, как настоящие подарки судьбы. То мертвый бекас с удивительной маркой в клюве на пороге дома, то умирающий незнакомец на грядке с огурцами. Смерть вблизи очаровывает и смущает Флавию, а события, которые происходят со временем, побуждают самой взяться за расследование. Поэтому она намотает десятки километров на велосипеде, будет рыскать в гостинице и в архиве трухлявых газет, побывает у старой могилы и в доме престарелых, распутает студенческие тайны, вывалит с отцовского шкафа несколько скелетов (не буквально). Еще там будет несколько похищений, несколько неприятных разговоров с полицией и несколько важных открытий. А главное — интрига: кто первым раскроет преступление, местный инспектор или маленькая отравительница? И все ли до конца истории останутся живыми?


Прогулка сквозь викторианские портьеры


Именно так я бы назвала процесс чтения этого текста. Потому что он какой-то такой очень викторианский — переполненный высокопарными оборотами, неповоротливыми предложениями. Перейти через него — интересно, но нелегко: как будто каждый раз приходится отклонять тяжеленные портьеры. К сожалению, не знаю наверное, — или это авторский стиль такой, или это прихоти переводчика, но украинский перевод очень богатый, разукрашенный редкоупотребляемыми словечками и фразеологизмами. И если старомодная напыщенность — фишка Алана Брэдли, то переводчику удалось перфектного с ней справиться.


Плохая девочка и добрые дела


«Солоденьке на денці пирога» имеет, на мой взгляд, несколько неоспоримых преимуществ. Во-первых, атмосферность — о, действительно, в воображении легко рисуется этот полупустой, полузаброшенный огромный дом, в котором гуляют сквозняки и химеры прошлого, в котором так мало жителей, они могут днями не видеться, в котором воспоминания надежно консервируются, а вещи постепенно распадаются. Во-вторых, это плохая, остроумная, непослушная, недолюбленная девчонка, которая колдует над ядами, режет правду в глаза, обманывает полицию — и при этом успевает сделать кучу добрых дел. И, в-третьих, действительно интересная интрига, все эти загадки и тайны, которые мелькают из-за каждого нового поворота сюжета, и которые так интересно разгадывать.

Единственное, что меня все время мучил вопрос — что же на самом деле произошло с Гарриет, мамой Флавии и ее сестер? Возможно, в следующих книгах серии автор раскрывает эту тайну? Поэтому ждем новые переводы 🙂


Для любителей химии и детективов


Юным химикам будет приятно встретить на страницах романа родственную душу, а любители детективов охотно поборются с ней в том, кто первым найдет убийцу. А еще эта книга будет интересна тем, кто любит готическую и викторианскую атмосферу, а также коллекционирует истории о странных девочках.


Прямая речь


«Я показала рукою на вишикувані вздовж стіни слоїки з хімікаліями:
– Урешті-решті, мені багато відомо про отрути. Мене можна вважати дуже небезпечною особою».
«Інспектор Г’ювітт зайшовся сміхом.
– Часом, міс де Люс, – вирік він, – ви заслуговуєте на медаль. І часом ви заслуговуєте на те, щоб вас замкнули в кімнаті на хлібові й воді»


Виталина Макарик