Илларион Павлюк: «Желание стать писателем появилось еще в 10 лет»

Усі фото: Видавництво Старого Лева

«Я написал тогда в обычной тетради (всю ее исписал)
триллер, основанный на реальных событиях из моей жизни»

Илларион Павлюк — журналист и теледокументалист, а теперь еще и писатель. Телевизионный путь начинал в новостях как репортер-международник. Последние десять лет работает над производством телевизионных программ, игровых сериалов и документальных фильмов. Отец пятерых детей.


Какую книгу читаете сейчас?

Сейчас я читаю две книги: «Противостояние» Стивена Кинга и детектив от немецкого автора Уильяма Крюгера «Простая милость». Вторая книга — это красивая история о парне и его отношения с отцом.


Какой жанр предпочитаете?

С годами перестал отдавать предпочтение жанру и стал отдавать предпочтение человеческим историям в любом жанре. История должна заслуживать того, чтобы быть прочтенной. И еще лет десять назад, я бы сказал, что это фантастика, а на втором месте триллеры — а сейчас для меня жанр не имеет значения. Значение имеет только человек.


Сколько книг должен прочитать образованный человек допустим за год? И что за литература это должна быть?

По моему мнению, второй вопрос главный, а первый — очень относительный. В советские времена была куча такой литературы, которую не стоит и читать, разве что для общего ознакомления. И сейчас есть куча какой-то однодневной литературы, с которой можно просто развлечься. Нет, на мой взгляд, количества того, сколько нужно прочесть. Надо постоянно читать и получать от этого удовольствие. Это должен быть постоянный способ общения с миром, сопоставление собственных ценностей с ценностной системой автора или героев.

24_2_05


Какой должна быть идеальная атмосфера для чтения? И каким книгам — электронным или бумажным — отдаете предпочтение?

Бумажным однозначно. Был такой период, когда пытался перейти на электронные, это же так удобно, вся библиотека в кармане. Но книга вроде есть в моей голове, а воспоминаний о ее прочтении нет, так как я все время смотрю на один и тот же экран. Поэтому я очень люблю бумажные книги. А что касается атмосферы чтения, то все зависит от книги. Если книга требует атмосферы — возможно что-то не так с книгой. Потому что есть же у меня опыт, когда в детстве пришел из книжного магазина и не раздеваясь присел на колени перед креслом, раскрыл почитать первую страницу — и не смог оторваться, пока не дочитал. Это был Кир Булычев. Очень трудно было доставать такие книги, я именно ее получил и не снимая куртки дочитал до конца, хотя это было немаленькое издание. Поэтому атмосфера может быть любая. Хотя, конечно, классно когда ты сидишь с книгой на солнышке в хорошую погоду и пьешь кофе. Но хорошей книге ничего не помешает быть прочитанной.


Собираете собственную библиотеку?

Когда-то мы с папой собирали библиотеки. Это было наше общее увлечение. Моя личная библиотека в 16 лет превышала 3 тысячи томов. Так случилось, что я потерял ту библиотеку. Но со временем я очень сильно переоценил отношение ко всему материальному. Поэтому сейчас я не собираю сознательно библиотеку, как было прежде. Это было классно, интересно, это был, в какой-то мере, спорт, у меня все книги стояли в идеальном продуманном порядке. Но в целом, это отдельный вид спорта, который в сегодняшних реалиях, когда книги стали доступными, не связан с чтением. Просто тогда достать книгу было не просто. Нельзя было захотеть прочитать «Три мушкетера», пойти и купить книгу. Я ждал этой возможности 5 лет. С 10 лет я знал, что есть такая книга, и только когда мне было 15 лет, я смог ее прочитать. Поэтому тогда коллекционирование имело смысл еще и большой. А сейчас я покупаю книгу, когда хочу ее прочесть, и ставлю на полку.


Вы — журналист, сценарист, документалист. Когда пришло понимание, что хотите написать именно книгу?

В 10 лет. Я написал тогда в обычной тетради (всю ее исписал) триллер, основанный на реальных событиях из моей жизни. А первую свою книгу я начал писать 6 лет назад. Именно 6 лет назад я сделал уже свою вторую попытку написать книгу, и благодаря тому, что вовремя встретил Михаила Брыных, эта попытка завершилась презентацией. Если бы не Михаил, я бы забросил писать. Серьезно. Было впечатление, что это никому не нужно. («Білий попіл» — это дебютный опубликованный роман автора, но второе по хронологии написания произведение. Первый текст еще на стадии доработки. — примечание редактора).


Сколько времени ушло на написание романа «Белый пепел»?

Четыре месяца. За три месяца она была готова и еще месяц ушел на редактуру.


Имеет ли главный герой прототипов?

Нет, не имеет. Наверное, потому, что я его создавал по законам кино. У меня больше идей, касающихся актеров, которые могли бы его сыграть, чем насчет реальных прототипов. Я его создавал как персонажа.


В книге очень много внимания уделено белому пеплу. Является ли это каким-то символом?

Это, опять же, скорее киношный прием создания определенной атмосферы, которую уже потом можно трактовать по-разному. Хотелось показать эту замкнутую общность людей, которая  из-за определенных уникальных обстоятельств (в том числе и из-за их белого пепла, что является меловой высыпью, что разносится по ветру) получила такую особую судьбу. Мне нравится образ пепла из-за того, что пепел — это то, что сгорело полностью. А также потому, что в книге есть мотивы старых воспоминаний, обрывки, которые есть у главного героя, но он не может вспомнить, кто он. Белый пепел — это нечто, на самом деле, совершенно не стоящее, и история этого хутора в том, что они поклоняются чему-то несуществующему. Их суеверие не имеет под собой ничего. Кое-где здесь много религиозных мотивов, на самом деле. Их даже больше, чем мистических. К тому же, там еще и мои религиозные взгляды зашиты, и их больше чем волшебства.


Среди читателей и рецензентов уже есть небольшой спор. Кто-то называет книгу детективным триллером, а кто-то мистическим. Для вас это детективная или мистическая история?

Это была изначальная задумка делать ровно пополам. Каждая деталь имеет два объяснения. Одно — абсолютно материальное, и с этой точки зрения это абсолютный детектив. По желанию, человек, который не хочет видеть в романе мистики, не увидит ее. А с другой стороны — каждая деталь имеет мистическое объяснение. И эти мистические объяснения — не из мира суеверия местных крестьян, они лежат в мире размышлений о добре и зле. Именно в этом и замысел, чтобы можно было прочитать историю и поверить в нее как в детектив, который мог бы произойти. Почему нет? И для этого там есть все подробные объяснения. А потом стоит задуматься: может есть другая сторона жизни?


Почему все же обратились к творчеству Гоголя?

Это сознательная история. Раздражение эксплуатацией нашего писателя русскими. На мой взгляд, абсолютно неглубокая, бестолковая, а иногда даже оскорбительная для памяти писателя эксплуатация и желание создать что-то собственное. В детстве я обожал Гоголя и перечитал все, что он написал. Мне казалось, что это что-то самое волшебное в мире. Тем более, что мое детство проходило на Дальнем Востоке и это совпало с какими-то моими мечтами вернуться в Украину. Поэтому для меня Гоголь — всегда какая-то ностальгия и мечта о возвращении домой. Я его с детства считал символом украинского писательства. Поэтому и возникло желание снять кино более качественное и дорогостоящее, чем то, что мы можем увидеть по Гоголю за последние годы. А написание сценария переросло в написание книги.

24_3_05


В процессе доработки у вас находится еще одна книга. О чем она?

Это фантастика, где, опять же, жанр не является главным. Главный герой живет будущим, возможностью заболеть. У него генетическое заболевание. Есть 50 процентов, что оно не проявится, а 50 — что проявится. Если же проявится, он превратится в глупого трехлетнего ребенка в свои 35-40 лет. И потому, что он абсолютно уверен в худшем варианте развития событий, он и увязывается в самую большую авантюру в своей жизни — дальнюю экспедицию в другую галактику. Идет он на этот рискованный шаг только ради немалой суммы страховки, которую получит его семья в случае активных проявлений заболевания. И, собственно, это те общественные обстоятельства, которые его сподвигают. А приключения совершенно фантастические, сногсшибательные с опасностями, тайнами и загадками, элементами триллера. Все не так просто, как он рассчитывал. Но, взяв с собой семью, он имеет тройную мотивацию вырваться оттуда, раскрыть заговор, разгадать тайну.


И напоследок, предлагаю пофантазировать и представить, что вы имеете возможность пригласить на кофе любого писателя, независимо от того, в какое время и в какой стране он жил или живет. Кто бы составил вам компанию?

Кинг. Стивен Кинг — современный гений, которого я обожаю. Он от книги к книге становится все более искусным.


ЧитатьПетр Яценко для #ПроЧитання: «прежде всего разворачиваю каждую новую книгу на произвольной странице. Если текст затягивает – я уже не отпущу эту книгу»

Читать: Татьяна Стрижевская для #ПроЧитання: «В магию я не верю, а в силу слова – еще как!»

Читать: Андрей Любка: я мечтал быть киллером, в которого влюбляется Натали Портман

 

(Visited 285 times, 1 visits today)
Катерина Савенко
Катерина Савенко
Люблю читати. Особливо осінніми вечорами, загорнувшись у теплу та м’яку ковдру. Перевагу надаю художнім романам на основі реальних подій. Хоча, не проти й динамічного детективу чи професійної нон-фікшн літератури, адже вчитися ніколи не пізно. А ще обожнюю спілкуватися з творчими людьми, готувати і танцювати.