Филип Зимбардо «Ефект Люцифера»: и избавь нас от лукавого…

У каждого из нас в окружении есть люди, от которых мы не ждем ничего хорошего. Некие паршивые овцы, о которых трудно думать позитивно. С ними не хочется лишний раз пересекаться, а иметь дело крайне хлопотно и неприятно. Этих людей в аду примут за своих. Но «Ефект Люцифера» совсем не о таких. А о ком же? Все по порядку.

Філіп Зімбардо
Філіп Зімбардо

Суперинтендант Стэнфордской тюрьмы


Филип Зимбардо – один из топовых психологов США, но известен он прежде всего из-за жестокого и, хоть я этого слова не люблю, шокирующего Стэнфордского тюремного эксперимента. В конце концов, именно об этом исследовании и пойдет речь в «Ефект Люцифера. Чому хороші люди чинять зло». Через сорок лет профессор еще раз возвращается к тому, что сделало его ученым мирового уровня.

Кстати, прекратить эксперимент Зимбардо побудила его возлюбленная, которая впоследствии стала женой – Кристина Маслач – автор теории об эмоциональное выгорание. Что же такого обнаружили ученые?


Почему хорошие люди делают зло?


Стэнфордский тюремный эксперимент имел две цели: изучить то, как порабощение и тюремная атмосфера влияет на действия людей и как определяет поведение навязанная социальная роль. То есть является ли ситуация мерилом доброты или сформировавшаяся личность остается собой, что бы не произошло.

Так Зимбардо, который изучал психологию тюрьмы, по заказу военно-морского флота США создал некую экспериментальную площадку в стенах Стэнфордского университета без окон и часов. Он выбрал группу совершенно нормальных психически молодых мужчин и случайно разделил их на заключенных и надзирателей. 15 долларов за каждый из 14 дней эксперимента.

Так началось исследование дегуманизации и конформизма в тюрьме. Никто и не подозревал, что будет дальше…


Зеркальные очки и отчаяние несправедливо заключенного


Надзиратели очень быстро вжились в роли и уже в первый день сделали жизнь заключенных невыносимой. Заключенные так же молниеносно потеряли свою идентичность и превратились в послушных (почти) мальчиков для битья. Унизительная форма вроде ночных рубашек и чулки на головы, чтобы спрятать волосы, – и вот они уже ничем не отличаются друг от друга. Надзиратели же прячут глаза за зеркальными очками и откровенно издеваются.

Переклички днем, ночью, карцер, туалет как привилегия, одеяла в колючках, плохая еда – все это угнетает несчастных заключенных, уже даже и не мечтающих о такой роскоши, как душ. Надзиратели в то же время не могут надышаться властью и еще туже закручивают гайки. Назревает бунт.

И, хотя можно прекратить свое участие в эксперименте в любой момент, никто не пользуется этой опцией.


Бочка, в которой все огурцы становятся солеными


Автор часто использует метафору бочки дегтя, которая делает ложку даже лучшего меда непригодной для потребления. И я здесь вижу скорее бочку с рассолом, которая каждый огурец делает соленым. Это сравнение применяют к коррупционной системы, которая со временем поглощает сознание и самых порядочных людей. Так же гадкая ситуация извлекает из глубины души всех низменных демонов, которые там притаились.

Стэнфордский тюремный эксперимент прекратили через шесть дней, когда большинство заключенных полностью сломались. Им еще долго придется зализывать раны. А надзиратели тем временем будут диву даваться, как могли за такое короткое время нанести столько боли.

Филип Зимбардо ни в коем случае не оправдывает японцев, которые организовали резню в Нанкине, или тех хуту, которые истребили тысячи тутси в Руанде, и немцев, которые устроили геноцид евреям. Он только объясняет, что превратило вполне мирных людей в жестоких убийц. Что такое этот «эффект Люцифера», как он возникает и можно ли воспринимать его как смягчающее обстоятельство.


Заложники ситуации в Абу-Грейб


Пытки над заключенным в Абу-Грейб – военной тюрьме в Ираке – стали огромным пятном на репутации войск США. Филип Зимбардо заинтересовался этой темой, ведь ее сравнивали с его детищем – Стенфордским тюремным экспериментом, а также выступил в защиту козла отпущения, надзирателя Айвена Фредерика, которого хотели обвинить во всех грехах.

На самом деле то, что происходило в Абу-Грейб, не было чем-то уникальным в военной системе наказаний. Уникальным его сделала только всемирная известность. Эта гнилая система жесткости и боли, эта бочка дегтя, из которой невозможно выйти чистым. Поэтому начинать следовало бы с генералов, а не с какого-то Чипа, которого заставили управлять переполненной тюрьмой, где всем не хватало еды, а некоторым даже одежды.


Банальный героизм


«Где бы человек не находился против своей воли – это для него тюрьма», – эти слова греческого философа Эпиктета лучше всего иллюстрируют измерение неволи человеческой жизни, и Филип Зимбардо советует нам не зацикливаться на том, что все вокруг плохо и ситуация может превратить нас в монстров. Он предлагает провести увлекательное исследование. Изучить банальность героизма и найти путь, как приумножать добро вокруг.

Зло же достаточно изучено, чтобы избежать его всеми силами.


Читать: 10 книг по психологии, которые помогут понять себя и мир вокруг

Читать: Самые популярные книги Форума издателей 2017. Часть первая


Купить книгу в Yakaboo

(Visited 1 279 times, 1 visits today)