Чего ждать от новой книги Чака Паланика: Интервью с писателем

Первый за последние четыре года роман Чака Поланика Adjustment Day («Виправний день») «это то для «Бойцовского клуба», чем «Атлант расправил плечи» стал для «Источника»», — утверждает писатель.

Роман подводит общественные беспорядки в Америке до логических (и крайне нелогичных) выводов, в то время как поколение недовольной молодежи открывает Декларацию взаимозависимости, документ, который предлагает как вдохновенные лозунги, так и подготовку к концу Соединенных Штатов какими мы их знаем: к так называемому «Исправительному дню», который переносит мир альтернативных фактов, теории заговоров и информационных пузырей на новый уровень.

Издание Heat Vision пообщалось с писателем о книге и ее связи с окружающим миром, а также с его предыдущей работой. Предлагаем вам перевод этого интервью.

«Виправний день» во многом похож на роман написан о современности - когда культ личности (и стремление принадлежать к определенным кругам) уничтожает понятный людям мир, и вместо этого создает нечто совершенно другое - и хуже. Это предостережение, сатира или что-то отличное вообще?

Эй… Хотите узнать секрет? Это история любви. Гражданская война. Великолепная молодая женщина разрывается между мужчиной, которого она хочет, и тем, который хочет ее. Описывается ее вхождение в высшие круги общества. Это переосмысление «Унесенных ветром». Картину довершает темнокожая летняя Мамочка, которая сыплет диалектизмами направо и налево. Любовь задает сюжетной линии толчок, любовь является ключевым элементом поисков. Ох. Моя ли это вина, что история повторяется дважды «первый раз как трагедия, второй раз — как фарс», как говорил Наполеон? 

Что вы чувствуете, когда пишете то, что по многим причинам можно назвать абсурдной спекулятивной литературой (по моему мнению, в вашем творчестве наблюдается влияние Филиппа Киндреда Дика и [Курта] Воннегута или, возможно, я просто хочу его там увидеть) во времена, когда реальность становится все более похожей на плохую версию этого жанра. Это побуждает вас к желанию двигаться дальше, или вы чувствуете, что мир настроен против вашей работы?

Присмотритесь внимательнее — и увидите у меня еще и Натанаэля Уэста. И немало так от Гоголя. Много лет назад, когда я занимался волонтерской деятельностью и сопровождал неизлечимо больных на сеансы лечения или встречи в группах поддержки, меня всегда поражало, что когда эти больные начинали говорить о протекании своей болезни, они часто внезапно замолкали. А потом начинали смеяться. И все присутствующие начинали смеяться. Человек может вынести лишь ограниченный объем несчастий, как только чаша переполняется — они превращаются в абсурд. Вот почему сюрреалистические и абсурдные истории Гоголя, [Франца] Кафки и Элвина Брукса Уайта мне нравятся. Хаос, который они изображают, достигает такой глубины, до которой не достает рациональная художественная литература. 

В книге много моментов, которые словно вырваны из заголовков новостей. В частности, Список - создается впечатление, будто это гиперболизированная версия (хотя, и это важно, он и составлен с совершенно иным замыслом) "списка влиятельных мужчин", вокруг которого разгорелся скандал в начале года. Список [из книги - прим. пер.], и "список влиятельных мужчин" являются следствием существующих тенденций в социальных сетях, касающихся вещей, которым вы, мне кажется, уделяете в последнее время большое внимание: личная жизнь и возможность безопасно ее афишировать, например?

Мои читатели постоянно пишут мне. И заметьте, это не те люди, которых можно встретить на посиделках книжного клуба. И были и такие, которые предлагали… как бы это сказать: убить любого, бесплатно. Конечно, я не реагирую на эти предложения, но кто бы отказался от такого? Мне приятно, получать от полицейских и пожарных наклейки на ветровое стекло, которые помогают избегать штрафов за превышение скорости. И где-то глубоко внутри я храню короткий список людей, без которых я мог бы обойтись. Не то, чтобы я когда-нибудь вообще сделал что-то подобное. Я говорил ранее, что моего отца убил заклятый белый расист, который утверждал, что заложил немало бомб с сибирской язвой в северо-западной части США? Так оно и было. 

В книге есть места, которые перекликаются с "Бойцовским клубом", в частности, понятие вооружения недовольных властью людей. Кажется, будто «Виправний день» - это ответ, или, точнее, эволюция предыдущей книги - что случится, если к мотивации проекта "Разгром" относиться как к элементу чужой игры. Я правильно понял?

Бинго, вы угадали. Эта книга, «Виправний день», это то для «Бойцовского клуба», чем «Атлант расправил плечи» стал для «Источника». Предыдущая книга показывает рост и расширение возможностей личности. Последняя книга изображает то, что происходит, когда много таких единомышленников объединяют усилия. Что касается покидания общества в момент, когда оно разваливается, чтобы наблюдать за этим издалека, то эта стратегия исследуется в графическом романе «Бойцовский клуб 2», который выпустили недавно. 

"Бойцовский клуб" был похож на ответ культуре, которая позже, особенно благодаря фильму, заменила всю культуру в целом. Я надеюсь, что «Виправний день» не столь же успешно спрогнозирует детали мира будущего. Похоже, мы возвращаемся к теме истории-предостережения...

Помните: «Улыбка — это лучший пуленепробиваемый жилет!» [Примечание: это один из афоризмов из Декларации взаимозависимости в романе]. 

Каким источникам массовой информации вы отдаете предпочтение? Мне особенно интересно, потому что в «Виправному дні» появляется эхо «Черного зеркала» и «Судной ночи», но я также вижу отголосок вашей предыдущей работы. Что вам нравится читать, смотреть, слушать? Что вдохновляет вас, из чего черпаете информацию?

Я люблю крайности. Хотя я не всегда согласен с писателем Джимом Гоудом, рассказы об убийстве его брата очень волнуют. Его гнев и недостаток чувств заставляют его читателей переживать горе. И даже когда я не согласен с ним, он, как правило, может заставить меня смеяться. Я читаю Джека Донована, потому что он один из немногих мужчин, которые пишут о мужских проблемах с мастерством и страстью Роксаны Гей или Этвуд. Я слежу за Jesus Hotep. Я слежу в основном за людьми, которые поддерживают радикальный план действий. Но теперь, когда «Виправний день» дописан и издан, я мог бы потратить несколько лет на просмотр видео с кошечками. И нет, это не эвфемизм для Порнхаба. Ой. 

(Visited 193 times, 1 visits today)
Yakaboo
Yakaboo
Найбільша online-книгарня України. Любимо книжки понад усе:)