Уроки дружбы и толерантности для «невероятнусов»: #ДвіДумки о книге «Риба на дереві»

Быть не таким, как другие, постоянно сталкиваться с препятствиями — сквозь это проходит много подростков, для которых школьная жизнь является настоящим испытанием. В издательстве «Віват» в 2019 году вышел украинский перевод книги «Риба на дереві» Линды Муллали Гарт, который доказывает: преподаватели не должны быть сторонними наблюдателями за учениками, а быть другим — вполне нормально. Обозревательницы блога Yakaboo уже имеют #ДвіДумки об этой книге.

Обозревательницы

Виталина Макарик: Стараюсь не пропускать ни подростковую новинку, поэтому на «Рибу на дереві» сразу навострила зубы. Тем более, что критики этот роман Линды Муллали Хант сравнивают с другим очень сильным и пронзительным текстом об адаптации особого ребенка в школе — «Чудом» Р. Дж.Паласио. 

Юлия Дутка: В детстве чтение мне не давалось: путала слоги, искажала слова, прыгала из строки в строку, потому что буквы любили меняться местами. Сейчас в это сложно поверить — уже два года подряд читаю в год более сотни книг, но героиню хорошо понимаю, потому что тогда чувствовала себя такой же рыбой на дереве. 

Девочка, которая не умела читать

Юля: Перевернув последнюю страницу, спросила маму — учительницу с приличным стажем: были ли когда-то у нее ученики, которые вообще не могут читать. Она сказала, что никогда. Бывали те, кто читает медленно, кому не удается начитать вслух установленное количество слов, те, кто, «что читал, что музыку слушал», но так, чтобы совсем уж… В конце концов, у нас диагноз «дислексия» — еще очень экзотика, думаю, большинство о нем и не слышали.

Элли — удивительный ребенок, талантливая художница, которая постоянно видит «фильмы» в голове (режиссер от Бога, думаю), имеет способности к математике, но не может читать. И из-за того, что она умная, все думают, что она читает. Плохо, неуверенно… да как угодно, но не в пределах нормы. Она несколько раз меняла школу, поэтому обман сих пор не раскрыли, ведь семьи военных часто переезжают. И вот она в шестом классе и до сих пор не может читать, мол, невнимательная, ленивая, неаккуратная… Пока не появляется мистер Дэниелс. 

«Думаю про те, що, якби на мене хтось навісив табличку з якимось написом, це нічого не змінило б. Але люди завжди називали мене тумануватою. Просто в очі, немов я надто дурна і не годна зрозуміти, про що вони кажуть.

Люди діють так, наче слова «погано читає» можуть щось їм розповісти про те, що в мене всередині. Ніби я якась бляшанка з супом, а вони можуть просто прочитати список інгредієнтів і все про мене дізнатись. У супі є багато того, про що не пишуть на етикетці, його запах, смак, те, як він зігріває, коли ти його їси. Отак і я не просто дівчисько, яке не може нормально читати».

Вита: Знаешь, я все думала, как это. Сообразительному ребенку с прекрасно развитым воображением, который любит истории и имеет образное мышление, это должно быть особенно больно. Ведь если ты не умеешь читать, то все более безграничный и удивительный книжный мир держит свои двери перед тобой закрытыми. Не говоря уже о бытовых неприятностях, в которые попадаешь раз за разом, если не можешь прочитать даже текст на поздравительной открытке. И твои поступки сторонним выдаются продиктованными то адским цинизмом, то дремучей тупостью.

Казалось бы, можно все объяснить. Но чем дальше, тем сложнее признаться в своих проблемах. Ведь в шестом классе тебе разрешается не уметь хорошо рисовать, петь или играть на трубе, но читать и писать — это ну просто маст-хэв! Поэтому Элли так трудно обратиться за помощью.

Хорошая новость в том, что дислексия очень часто идет под руку с особой одаренностью, даже гениальностью. Эту особенность имели Моцарт и Леннон, Томас Эдисон и Александр Белл, Уинстон Черчилль и Стив Джобс, Андерсен и Пикассо… И Элли вполне очевидно, учитывая ее рисунки, способность к математике и склонность к глубоким суждениям, тоже девочка непростая. Но осознать она это сможет только тогда, когда в их класс придет новый учитель. 

Чудоучитель

Вита: «Ну, гаразд, неймовірнуси! По місцях! Саме час запалити світ!» — когда новый учитель обращается к своему классу так, это уже убедительная заявка на успех. Ежва только мистер Дэниелс появляется в классе Элли, как сразу все становится немного лучше. Он из тех педагогов, которые умеют налаживать контакт с каждым учеником и ненавязчиво раскрывать их скрытые, но такие яркие грани. Так скоро одноклассники узнают, что Кейша печет пирожные со словами внутри, а Альберт — не просто гик, а суперумный юноша с научным подходом ко всему в жизни. Так мистер Дэниелс изобретает для гиперактивного Оливера тайный знак, которым дает сигнал, поэтому пора немного успокоиться, не привлекая внимания одноклассников. Так он берется решить проблему Элли — но на самом деле относится к ее «нечтению» не как к пороку или болезни, а как к интересной задаче, с которой им обоим нужно справиться.

Его метод содержит, среди прочего, игру в шахматы, письмо цветным песком и пенкой для бритья и построение доверительных отношений. Не со всем сразу складывается гладко — в частности с доверием. Но мистер Дэниелс имеет замечательное свойство, которое присуще далеко не всем учителям (а зря) — умение признавать свои ошибки, извиняться и пробовать снова. Невероятный учитель, как и его «невероятнусы». Думаю, если бы в школах было больше таких «мистеров Дэниелсов», то из школьников вырастали бы счастливые, уверенные в себе взрослые, а воспоминания о школьных годах были намного приятнее.

Юля: Школа. Не лучшие годы моей жизни. Эксперимент, в котором сводят совершенно разных людей, часто не совместимых, только потому что они одного возраста. Все-таки в университете приятнее, по крайней мере, общие интересы. Хотя класс у меня был достаточно неплохой, в чем-то мы все-таки находили понимание. Собственно, это касалось отношения к учителям. Кого-то мы уважали, кого-то откровенно не любили и пакостили. Но таких фанатов своего дела, мистер Дэниелс (мое взрослое я упорно приписывает ему имя Джек, извините), в школе, где училась я, к сожалению, не было. Были преимущественно измученные жизнью и мизерной зарплатой люди, которые перестали любить свою профессию уже достаточно давно, так как, очевидно, увидели тщетность своих усилий и минимум отдачи, они делали свою работу, но без запала. Они, видимо, не церемонились бы с девочкой, которая не может читать, потому что где это видано — она ​​просто не старается, не работает над собой и ленивая.

Мистер Дэниэлс, по-моему, тот вариант учителя, которого всем хотелось бы иметь, — полон вдохновения и идей, внимательный, компанейский и немного сумасшедший. Такой может справиться и откровенным сорванцам, и тем, кто не успевает усваивать материал, в конце концов, с ним не соскучатся и те умники, которые охотятся за знаниями, кажется, и днем, и ночью. Мистер Дэниэлс — классный, с таким в школе можно любить не только перерывы, но и уроки. Интересно, все-таки, как его зовут. Может, все-таки Джек… 

«Взагалі-то у дикій природі кити-вбивці ніколи не нападають на людей. Геть ніколи. А риба-камінь набагато небезпечніша, бо в неї є тринадцять отруйних плавців. Справа в їхніх назвах. Якби замість «кит-убивця» цю істоту назвали «кит-дружбан», ніхто не злякався б.

Думаю про ці слова. Про те, яку владу вони мають. Як вони можуть діяти, наче чарівна паличка — іноді на краще, так, як їх використовує містер Деніел. Як він змушує таких дітлахів, як ми з Олівером, почуватись упевненіше. І про те, як слова можуть уживатися зі злою метою. Аби завдавати болю.

Дідусь колись казав, що зі словами та яйцями треба бути обережними, бо вони надто крихкі. Що старшою я стаю, то краще розумію, яким мій дідусь був розумакою».

Друзья

Юля: Из-за своей особенности Элли в классе заработала славу аутсайдера, и, наконец, она сама постоянно держалась в стороне от других. Еще кто-то узнает тайну и тогда будет совсем плохо… Конечно, она становилась объектом насмешек популярных девушек, поэтому и воспринимала школу как каторгу, но ее спасли. Помощь пришла нежданно от таких же униженных учащихся: энциклопедического Альберта, который постоянно ходит в той же футболке (на самом деле у него их несколько, просто все одинаковые), и влюбленной в выпечку Кейши (из таких вырастают невероятные кондитеры). Эта троица, которая немного напомнила мне Гарри-Рона-Гермиону, способна на гораздо большее, чем каждый в одиночку. Вместе они перестают быть рыбой на дереве.
В течение всей книги мы видим такой фантастический прогресс у этой, казалось бы, растерянной девочки, хочется горы сворачивать, записываться на курсы языков, дизайна и всего того, к чему думала, совсем не имею таланта. Здесь такой мощный призыв «ты сможешь», что поверить в себя наконец становится легко.
 

«Припини картати себе, гаразд? Знаєш, якось одна мудра людина сказала: «Усі ми розумні, але по-своєму. Але якщо ви будете оцінювати рибу за її здатністю лазити по деревах, вона проживе всеньке життя, вважаючи себе дурепою».

Замислююся над цим. Невже все так просто?

Подумки я вже бачу розлючену рибу біля дерева, яка гепає по стовбуру плавцями і скаржиться, що не може залізти нагору.

Уявляю собі черепаху, яка робить сендвіч.

Змію, яка грає на скрипці.

Слона, який плете.

Пінгвінів, які грають у баскетбол.

Орла, який пірнає з аквалангом.

А понад все я кожною часточкою душі сподіваюсь, що містер Деніелс має рацію».

Вита: Сильнее вместе — сильнее и в одиночку. Это один из важных уроков дружбы, которые получают Элли, Альберт и Кейша. Благодаря поддержке друг друга они набираются уверенности, чтобы побороть давние проблемы или давних врагов, которых до сих пор пытались игнорировать. И, имея рядом пример друга, который растет над собой, каждый из них тоже пытается становиться лучшей версией самого себя. Заразным является не только глупый, но и хороший пример — так и другие одноклассники, те, которые их раньше травили, понемногу меняются. Не только благодаря Элли и ее друзьям, конечно. Но думаю, их история — тоже важный фактор для таких изменений.
 
В «Рибі на дереві» автор напоминает о том, что дать отпор тому, кто тебя оскорбляет — страшно и трудно, но не меньшую смелость надо иметь, чтобы стать на защиту обиженного. Но как раз это слово поддержки, рука, протянутая к более слабому, может стать волшебным противодействием к травле. Круто, что Элли и ее друзьям (окей, повторив это второй раз, я тут же вспомнила «Волшебника Изумрудного города» — что-то в них есть общее) все удается. Ты, Юля, вспоминала о троице из «Гарри Поттера» — они действительно чем-то похожи. Но, на мой взгляд, история с «Риби на дереві» звучит убедительнее, ведь она — о том, как дружба, без всякой дополнительной магии может изменить жизнь.
 

Прямая речь

«Йому не треба знати, яка я насправді. Це наче з отими персонажами у фільмах жахів, яким здається, що їм конче треба довідатись, що ж там сховано в тому підвалі. А коли вони про це дізнаються, то потім їм неодмінно доводиться пошкодувати».

«Іноді людина здатна на будь-який вчинок, аби її мрія здійснилася».

«Слони відчувають великий спектр емоцій, але їхня поведінка лишається незмінною. Зовні вони завжди однакові, байдуже, сумно їм чи весело».

«Роздивляючись однокласників, я пригадую, як вважала, що мої особливості в читанні були наче бетонна брила, яку я тягнула за собою щодня. Як мені було себе шкода! Тепер я розумію, що кожен має власні бетонні брили, які тягає за собою. І всі ці брили важкі.

Я думаю про те слово, що його вжив містер Деніелс, коли розповідав про відомих людей із дислексією. Наснага. Він сказав, що наснага — це коли ти готовий відступитись, але все одно робиш іще одну спробу — понад силу, над можливості, навіть якщо це дуже тяжко. Він також розказав нам, що чимало відомих людей не боялись припускатися помилок, хоч як багато цих помилок було. Напевне, тепер я менше перейматимусь через власні хиби».

Кому стоит читать

Юля: Тем, кто хочет вернуть веру в добро или веру в свои силы.

Вита: А также учителям, которые хотят найти пример того, как построить живую и доверительную атмосферу в классе и найти подход к особым ученикам.

Кому не стоит читать

Вита: Тем, кого интересуют «серьезные» взрослые сюжеты и такие же персонажи. И тем, кто потерял желание когда-нибудь «зажечь мир».

Юля: Тем, кто на дух не переносит детскую-подростковую литературу и даже не хочет вспоминать о школе. 

Похожие книги

Юля: По настроению вселенского добра напоминает мне «Я завжди писатиму у відповідь». А что касается учебы, то немного перекликается с «Квітами для Елджернона».

Вита: С «Дивом» Р.Дж. Паласио «Рибу на дереві» сравнивают не зря. Хотя сюжеты, проблемы и герои разные, но истории очень похожи. В хорошем смысле. 

(Visited 310 times, 1 visits today)