Лесь Подервянский: «Если человек не читал “Винни Пуха”, то о чем с ним разговаривать?»

Роман «Таинственный амбал» Лесь Подервянский писал три года. Эта книга раскрывает Леся с неожиданной стороны — хотя бы потому, что больших произведений в прозе он никогда раньше не писал. Книга вышла философской и многослойной. Yakaboo поговорил с Лесем о его романе, поисках истины, цензуре и менталитете украинцев.

Кстати, среди покупателей этой книги мы разыгрываем ужин с Подервянским. Подробнее об акции читайте здесь.


«Таинственный амбал» — это ваш первый опыт написания романа. Как ощущения от процесса? Намерены ли повторить и написать еще один роман?

Это был такой спортивный вызов для меня. Я никогда не делал этого, и подумал, что не имею права облажаться. А еще мотивацией для меня было то, что мне есть, что сказать, но я точно знаю, что если я этого не напишу, то забуду. Так он и написался.

Собственно, я не являюсь писателем, не пишу романов, это не моя профессия. Но я это сделал, и сделал хорошо.


bookВ аннотации к книге написано «для втаємниченого кола читачів». Что имелось в виду? Что это книга для людей, которые знакомы с вашим творчеством и знают наизусть ваши пьесы?

Пьесы здесь не причем. Имелось в виду, что в романе есть несколько слоев восприятия. Думаю, что каждый в меру своей подготовленности может слой за слоем прочесть то, что там написано. Для некоторых это будет просто обертка, а некоторые сможет окунуться и вглубь. Это уже от автора не зависит.


В целом это книга о поиске истины…

Правильно было бы сказать, что это поиски истины с ее последующим обретением.


bookСпойлерить не будем. Но можно ли сказать, что вы, пока ее писали, сами искали смысл жизни или определенную истину? Книга писалась довольно долго, возможно в течение этого времени у вас самого изменилось отношение к жизни?

Не то, чтобы оно сильно менялось. Просто писать роман — это совсем не то же самое, что рассказ. Это как конструктор LEGO, там должны быть внутренние связи, над этими вещами я работал так долго.

В романе то, что я давно хотел сказать, и это, собственно, и было мотивацией для написания.


Планируете ли вы выпустить аудиоверсию этого романа? Потому как аудиоверсии ваших пьес пользуются большим спросом.

Нет, я об этом не думаю. Думаю, что книгу не заменит ничто. Более того, я не собираюсь облегчать кому-то процесс. Когда ты едешь в машине и слушаешь книгу, это как кто-то пережевал за тебя еду и закачал в организм. Читатель должен жевать сам.


bookПравильно ли я понимаю, что аудиокниги вы не слушаете?

Еще в моем детстве была такая штука, как «Театр перед мікрофоном» на радио. Это заменяло людям нынешние сериалы. Но это было еще при совке. А сейчас я действительно ничего такого не слушаю. Точнее, не только не слушаю, а также давно ничего не читаю.


Почему?

Потому что я уже прочитал все, что стоит того, чтобы быть прочтенным. Причем, давно.


book

То есть то, что сейчас, например, издают современные украинские писатели, не стоит того, чтобы это читать?

Я просматриваю иногда такие книги… просматриваю, но не очень внимательно. У меня очень высокая планка. Понимаете, если ты всю жизнь ел в столовке, то можешь есть все, что угодно. А другое дело, если ты ел в хороших ресторанах, то в столовку ты не пойдешь.


А есть такие книги, которые вы перечитываете? Какие?

Есть что-то, что перечитываю, но не часто. Я люблю читать греков, ШекспираФолкнераПлатонова… Такие вещи.


bookЕще одна из идей вашего романа — в том, что нужно постоянно самосовершенствоваться. Как, на ваш взгляд, это надо делать? Как это делаете вы, если, например, не читаете книг?

У каждого свой путь самосовершенствования. Главное, на этом пути не останавливаться. Просто читать книги — это очень легко, это не самосовершенствование. Это довольно пассивный путь. Надо что-то делать и делать с нуля.


Например — что может делать человек, который не хочет стоять на месте? Посоветуйте что-то таким людям.

Не думаю, что я могу здесь что-то посоветовать, потому что для каждого человека этот путь разный. Он не является универсальным, одним для всех. То, что подходит мне, может не подойти кому-то другому.


bookА какой ваш личный рецепт?

Это творчество — живопись, литература, боевые искусства… Я говорю очень общие вещи. Но самый перфектный путь к самосовершенствованию — это уметь думать самому. Я в своей жизни встречал очень мало людей, которые способны думать. В общем люди пользуются готовыми клише. Они считают, что это их мысли. А это не их мысли, это то, что сказали им по телевизору, в книге или еще где-то.


DSC_4923Можно ли научиться думать самостоятельно? Можно, например, научить этому детей?

Думаю, надо их этому учить. Но вся система нашего образования направлена на противоположное — чтобы они использовали готовые клише. По крайней мере, советская школа, в которой я учился, была именно такая. Современная украинская школа ничем не отличается. Система образования — это самое консервативное, что есть. Она наверное еще более консервативна, чем армия. Я не вижу большой разницы между молодежью и стариками. Что молодежь пользуется клише, что старые. Свежее мышление можно встретить очень редко.


bookКакое-то у вас пессимистическое отношение к украинской молодежи…

Нет, нет, не пессимистическое. Я просто говорю то, что вижу, когда общаюсь с людьми. Я очень ценю самостоятельную мысль. Когда ее встречаю, мне очень радостно. Но это бывает крайне редко. А сейчас, когда технологии уже достигли такого уровня, что Геббельс мог только мечтать об этом времени… Сейчас жизнь простого человека просто пропитана технологиями, и они залезают ему в мозг. И ты просто видишь, что люди говорят, как телевизор, или как радио, или как интернет.


Вы именно поэтому почти отказались от интернета?

Ну, я от него полностью не отказывался. Я пользуюсь им при условии, что мне это интересно, не больше. Но интернет — это, по сути, такие же помои, как и телевизор.


book

По крайней мере, это новый способ коммуникации. Например, в интернете можно прочитать мнение людей о вашем романе. Или вам это не интересно?

Да кому это надо, это глупое занятие (смеется).


Недавно на сайте Киевсовета появилась петиция о том, чтобы вы озвучили объявления станций метро. Как вы к этому относитесь?

Этой истории уже несколько лет, не меньше, такие разговоры были и раньше. Это абсолютный идиотизм.


bookПочему?

Ну я не знаю, почему они не попросят Монсеррат Кабалье, например?


Ваш голос в Украине узнаваем, его много кто знает и любит…

Ну, Монсеррат Кабалье тоже знают. И ее голос точно лучше, чем мой.


bookА если к вам обратятся чиновники с таким предложением, вы им откажете?

Я их пошлю, конечно, подальше. В завуалированной форме…


Еще хотела с вами поговорить о цензуре. В Украину пока не пускают часть книг — в основном, российских. Как вы считаете, это необходимая мера в наше время, или это слишком?

У нас война. Поэтому здесь нет вопросов, конечно. Пусть этот мусор останется за поребриком.


bookА что вы думаете о законопроекте №6688, которым хотят ограничить свободу в интернете, то есть блокировать определенные сайты и так далее?

Я не слышал об этом законопроекте. Но считаю, что это абсолютно допустимо.


Мы таким образом не превратимся в Россию?

Мы не можем превратиться в Россию.


book

Я имею в виду, за уровнем свободы слова.

Нет-нет, здесь надо отличать свободу слова и тот мусор, который абсолютно нам враждебен и нацелен против Украины.


А объясните, пожалуйста, свой тезис о том, что мы не можем превратиться в Россию. У нас тоталитаризм невозможен в принципе?

Потому, что мы — Украина. Украина не может превратиться в Россию. Даже если она очень этого хочет. Россияне и мы — совершенно разные люди, нас нельзя сравнивать. Вся история Украины говорит о том, что украинцы генетически ненавидят власть. При такой постановке вопроса мы однозначно не можем превратиться в Россию. Потому что это не просто достояние последних лет, а украинское генетическое качество. Причем, я не скажу, что оно всегда конструктивно. Еще в начале XVII в. украинцы несколько раз сбрасывали гетмана Сагайдачного, не самый плохой был гетман. Но у украинцев такова традиция. Как только они сами выберут власть, они сразу же начинают ее ненавидеть. И с этим ничего не сделаешь, это факт.


bookЕсть из этого какой-нибудь выход? Это когда-нибудь изменится?

Есть такие вещи, что не меняются. Например, Великобритания всегда была островом, и у нее всегда был сильный флот, и политика, которая из этого исходит. Германия — континентальная держава, со всеми вытекающими. И так далее. Народная ментальность меняется очень незначительно. Так, например, кацапы — они генетически находятся в рабстве. И это никогда не изменится, будь там еще десять революций. Были рабами и будут. Я не верю в то, что нации сильно меняются.

У украинцев другая история. Украинцы склонны к анархизму. Я не говорю, что это плохо, и не говорю, что это хорошо. Это просто так.


А все-таки, как вы считаете, Майдан хоть немного изменил людей?

Он не мог изменить людей. Он изменил государство. А люди не меняются. Наше государство начало, по моему мнению, существовать именно 4 года назад. Потому что до этого это была декорация государства, а не само государство.

Тем не менее, думаю, что люди меняются с поколениями. Каждые 30 лет, когда меняется поколение, то люди, безусловно, меняются. Но все равно дух народа остается прежним.


book

Какой у вас прогноз касательно последующих поколений украинцев? Будут ли они более свободными, более умными?

У них появится больше шансов для самосовершенствования и самореализации. И то, что было трудно делать, например, в совке, — этих проблем вовсе не будет существовать. Чем дальше, тем будет лучше.


И последний вопрос. Посоветуйте 5 книг, которые обязательно нужно прочитать любому человеку, который хочет быть образованным.

«Буратіно», «Незнайка», «Вінні Пух»…


winnie-the-poohА если серйозно, не детские?

Ну, если человек не читал «Вінні Пуха», то о чем с ним разговаривать?



Читать  О чем поговорить за ужином с Лесем Подервянским
(Visited 1 132 times, 4 visits today)
Тетяна Гонченко
Тетяна Гонченко
Редакторка блогу в Yakaboo.ua. Маю в житті чотири пристрасті: журналістика, подорожі, література і котики. Тож багато пишу, багато їжджу по світу, багато читаю і маю двох котиків. Зрештою, ці сфери тісно пов’язані: хороший журналістський текст – це теж література. А книги – це ще один спосіб подорожувати. Котики ж прекрасні самі по собі.
https://www.facebook.com/atanoissapa
  • Sergio Pol

    Хороше інтерв’ю. Цікава людина. Але пише поганенько. Але читабельний, навіть дуже. В тому числі за рахунок деяких прийомів які у нас стали штампами ще починаючи з такої собі Тетяни Коробової.
    Писати хороші сюжети, такі як у Форсайта, Ігнатіуса чи Ле Карре, наші письменники не навчилися хоча б тому що в них немає відповідного життєвого досвіду. Тому доводиться компенсувати епатажем і матюччям.
    Але нехай, зате у нас з’явився класний переклад, навіть Артеміс швидко переклали. Це класно. Це конкуренція і планка для наших письменників, щоб вони не покривались пліснявою в своїх комфортабельних нішах постмодерної маячні для бомонду і богеми.
    А, і кудос журналісту і редакторці блогу, молодець. Україні потрібні активні українські жінки як повітря, коли українські чоловіки, як завжди, вайлуваті телепні, до того ж переважно узькоязикі.