Три женских портрета с балканской войны в книге Славенки Дракулич «Вони б і мухи не скривдили»

Война на Балканах в 90-х гг., о которой было известно украинцам преимущественно со страниц газет или телевизионных новостей, стала этой весной нам немного ближе. В украинском переводе вышла книга хорватской писательницы Дракулич «Вони б і мухи не скривдили: Воєнні злочинці на суді в Гаазі» (видавництво «Комора», 2018, англ. They Would Never Hurt a Fly:War Criminals on Trail in The Hague, пер. Роксоляны Свято). Да, книга преимущественно о мужчинах, но есть здесь и три (да, именно три) женских персонажа, без (понимания жизненного выбора) которых не было бы, на мой взгляд, единой картины тех событий в экс-Югославии.


Портрет первый. Сама авторка


Конечно, Дракулич не является прямым персонажем собственной же книги (скорее косвенным), но именно ее, считаю, стоит выделить первой в этом списке. Хорватская писательница, журналистка и публицист, родившаяся в конце 40-х прошлого века в семье военного офицера югославской армии и госслужащей, которая считает себя феминисткой, активно критикует коммунизм и открыто говорит о проблемах общества постсоциализма.
quote1

Жизнь в посткоммунистических обществах (как и в коммунистических) было пропитана культурой лжи. Не существует морального кодекса, который предостерегал бы: «Не лги!». Наоборот — все видели, что лжецы выживают и имеют выгоду; те же, кто говорили правду, оставались в дураках.
quote2

В начале 1990-х годов, когда на Балканах уже шла война из-за обвинений в отсутствии патриотизма и космополитизме, Славенка выехала из Хорватии и сейчас живет на две страны: Хорватию и Швецию. Уже в начале 2000-х после войны, несмотря на некоторое недоумение ее окружения, решает посещать судебные слушания Международного трибунала в Гааге, где рассматривались военные преступления 1991-1995 гг. («к ежедневным заседаниям люди не вызывают особого интереса»), и писать об этом . Итак, это также и книга о персональном выборе.quote1

Лично я не чувствовала себя счастливой, когда писала эту книгу … о войнах в бывшей Югославии …, которые разрушили мою страну и вызвали десятки и десятки тысяч смертей, ранений и увечий. Но написав несколько книг с перспективы жертв, я поставила себе логичный вопрос: а кем являются сами преступники?quote2

В книге повествование ведется от первого лица и наряду с фактами из истории Балканской войны и преступников на скамье подсудимых Гаагского трибунала автор искусно вплетает в повествование и свою персональную историю. Здесь мы найдем и ее детские воспоминания о запахе родительской военной формы; и портрет Тито на гвозде в родительской квартире; и воспоминания ее бабушки времен партизанской войны на Балканах во время Второй мировой; а уже дальше — как за утренним кофе она узнает из радионовостей, что Милошевич сдался властям; или впечатление Дракулич от слушаний на Трибунале. Кто-то из преступников на скамье подсудимых напоминает ей отца и его армейское прошлое в армии, кто-то соседа или друга ее дочери… Но это никоим образом не судебная хроника или историческая хронология событий, а скорее широкий рассказ с показаниями свидетелей тех событий и многочисленными размышлениями автора на тему войны, вины и ответственности (не как юридических, а скорее социально-общественных категорий).

quote1

Чем больше я углублялась в индивидуальные случаи военных преступников, тем меньше верила в то, что они — монстры. А что если они были обычными людьми, такими же, как мы, но которые просто оказались в определенных обстоятельствах и сделали неправильный нравственный выбор?


Портрет второй. Беляна Правшич, профессор, которая стала преступницей


Биляна Плавшич — сербская политическая деятельница, соратница Радована Караджича, в 1996-1998 гг. Была президентом Республики Сербской, местная «железная леди». И, вместе с тем, Плавшич является единственной женщиной, которую обвинили в военных преступлениях. «Мало женщин участвовали в войне, особенно на высшем уровне, — говорится в книге: Она — одна из немногих военных преступников, кто [на Гаагском трибунале] признала свою вину».
quote1

Тот факт, что женщина может быть ответственной за некоторые страшные преступления, совершенные в Боснии во время войны, трудно воспринимать, особенно людям, которые хоть немного верят, что мир, возглавляемый женщинами, был бы лучше, чем тот, в котором мы живем. Но когда эта женщина руководила Боснией, там был настоящий ад.quote2

До своей политической карьеры Плавшич имела достаточно успешную академическую карьеру в качестве ученой, работая профессором биологии в университете Сараево и даже провела в США некоторое время по фулбрайтовской программе обмена. Элегантная и невозмутимая на скамье подсудимых Плавшич-политик, впрочем, как-то получила от некоторых иностранных дипломатов определение как холодной и неприятной, так как даже не пожала им руки.

Дракулич придерживается мнения, что профессор имела достаточно большую волю к власти и это «вынудило» ее накануне пенсии податься в политику. «… она видела, какие люди приходили в политику … Большинство из них были некультурными, полуобразованными людьми, которые не имели ничего, кроме стремления личной выгоды. Конечно, она считала, что может стать лучшим и более компетентным политиком», — именно так пытается объяснить действия госпожи Плавшич автор.

Этот раздел о ней в книге так и назван – «Метаморфоза Біляни Плавшич». Кстати, она была досрочно освобождена в 2009 году от отбывания наказания и, если верить информации онлайн, вернулась жить в Белград, где владела квартирой.

quote1

Когда ей предъявили обвинения в негуманном обращении с не-сербами, она признала, что слышала об этом, но не приложила усилий, чтобы проверить, правдивы ли эти слухи, ведь в то время была убеждена, что ее народ не способен на такие действия. Она признала, что самозащита не может служить оправданием военным преступлениям, и на этот раз признала также свою полную ответственность.


Портрет третий. Мира Маркович, жена Милошевича


Жена Слободана Милошевича Мира Маркович хотя и не попала на скамью подсудимых рядом со своим мужем, это не значит, что ей там не место («ничем не хуже Милошевича»). Профессор социологии в университете Белграда, которую в Сербии называли «леди Макбет» из-за огромного влияния на Милошевича, она никоим образом не признавала роли мужа в том, что сама же называла «кровавыми оргиями». Хотя была чуть ли не «единственным человеком, с которым он советовался».

Однако, внешний вид дамы Маркович, отмечает автор, оставляет желать лучшего, потому что «ее прическа и наряд — безнадежно устаревшие». Челки, бантики, украшения в волосах, высокий детский голос — такой портрет Миры мы найдем на страницах книги.

quote1

Весь ее стиль свидетельствует о детстве, проведенном в коммунистической стране, а также о том, что она была привыкшей к моде, созданной для послевоенных drugarice — коммунистических «подруг». Этот стиль отличался подчеркнутой антиженственностью — так, будто женщинам советовали уподобляться мужчинам или по крайней мере иметь «нейтральный» вид… Может, Мира Маркович подсознательно взяла этот стиль «подруги». А может считала, что, если уж женщины равны мужчинам, то не надо прилагать усилий, чтобы выглядеть красиво.
quote2

Но сам портрет Маркович будет неполным без самого Милошевича. Познакомившись еще в старшей школе, они имели очень близкие отношения на протяжении всех лет брака. Мира пишет книги в области социологии и газетные колонки, которые, впрочем, удачно использует в политических целях («ее колонку воспринимали как политический гороскоп»). Впрочем, ей «было мало быть первой леди», потому что имели место и собственные политические амбиции: Маркович даже выступала лидером Югославской объединенной левой партии. Говорят, что «в Сербии было два руководителя, а не один», объясняет автор.

В разделе «Стрічки та бантики» Дракулич описываю всю палитру политических и человеческих отношений супругов Маркович-Милошевич в частной и публичной плоскостях, называя их Генселем и Гретель, которые потеряли родителей. Здесь и психология преступления, и детские травмы, и амбиции, и техники манипуляции общественным мнением. «Они оба вели себя как люди, которые не сомневаются в своей правоте», — констатирует автор. Примечательно, что с 2003 Мира Маркович живет в России, где официально получила статус беженки.

quote1

Мера и Слободан преданные друг другу и своим детям, и никто извне не имеет права ни тронуть их, ни вмешаться в их аутичный мир. Только она способна превратить этого холодного и хладнокровного человека в заботливого и нежного. После сорока лет вместе они все еще называют друг друга ласковыми именами и ходят, держась за руки.



Читать  «Блокбастер» Зорана Жмирича: нелогичный роман о жестокой реальности
(Visited 149 times, 1 visits today)
Оксана Купер
Оксана Купер
Журналістка, менеджерка із комунікацій. Вірю, що в одній людині може вправно поєднуватися любов до журналістики, права, економіки і менеджменту, а ще до книжок і кіно. Впевнена, що в Україні успішно може розвиватися власна бізнес-література