Дзвинка Матияш: «Если бы женщины во всем мире чаще пекли круглый хлеб, то не было бы войн»

Киев и Сантьяго-де-Компостела — два любимые города Дзвинки Матияш. В первом она родилась. Со вторым у нее связаны невероятно приятные воспоминания — путь Святого Иакова, который прошла вместе со своим мужем в 2013 году. А в 2017 написала об этом книгу «Дорога святого Якова». О произведениях, которые перечитывает и которые вдохновляют, о писателях, которые пишут «густую прозу», о вере и ценных людях делится с блогом Yakaboo

Дзвинка  сокращенный вариант настоящего имени украинской писательницы Дзвинки Матияш. Мама, что всю жизнь преподавала в школе украинский язык и литературу, нашла имя в словаре «Собственных имен людей». Дзвенислава показалось ей звонким, тем, которое принесет что-то радостное, мелодичное, яркое в жизнь дочери. Так и случилось. Дзвинка Матияш стала писательницей, пишет теплые и звонкие произведения, которые вдохновляют. 

О словах, которые лучше всего описывают Дзвинку

Чудо. Праздник. Настроение. Хлеб. Почему хлеб? В одной развивающей статьи прочитала о том, что выпекание хлеба — это очень женское дело, сильная связь с родом, традициями, что намного старше нас. Если бы женщины во всем мире чаще пекли круглый хлеб, то не было бы войн. Потому что энергия круга, вечности давала бы особую настроенность тем, кто вокруг. Меня это поразило и я начала печь хлеб. Перепробовала самые разные рецепты, все виды муки. В этом году по разным причинам сделала перерыв, но до сих пор уверена, что выпекание хлеба — это важно. 

О самых неприятных воспоминаниях детства

К сожалению, они связаны со школой — это «вырванные» годы из жизни. Почему-то все, что там происходило, было антипедагогическое на всех уровнях. До того, как пошла в первый класс, уже умела хорошо читать и прочитала немало, решала головоломки. И вдруг все эти сокровища оказались не только ненужными, но и абсолютно лишенными смысла. Мои одноклассники не принимали моих книжных интересов, я была полной белой вороной. Когда большинство против одного — известно что происходит. К сожалению, тогда не умела себя защищать, пыталась скрыться из зоны опасности. Сейчас бы, конечно, выбирала другие стратегии защиты и обороны.

Сейчас часто общаюсь с людьми из разных областей Украины и с грустью замечаю, что в провинциях в школах многое осталось так, как было в моем детстве. Когда учитель говорит подростку, в шестнадцать лет задавать вопрос и иметь собственное мнение еще слишком рано, то… Понятно, что подросток в конце-концов взбунтуется, потому что иначе у него нет никаких шансов стать собой. 

Про маму

Моя мама умерла в 2002 году, когда я закончила Киево-Могилянскую академию, поступила в аспирантуру в Польше. Посвятила ей свою первую прозаическую книгу «Реквієм для листопаду». Мамина любовь держит ребенка в мире. Позволяет почувствовать, что есть по-особенному теплое место, где тебя согреют, поддержат, поймут. Когда пишу книги, у меня часто есть ощущение, что мама, если не подглядывает, то, по крайней мере, находится рядом и ей важно то, что я делаю, она в курсе всех событий в моей жизни. Знаете, интересно, как бы мы сейчас общались, сколько бы всего могли друг другу рассказать, как бы она реагировала на всю эту виртуальную реальность, любила ли бы посидеть в интернете… 

О вдохновении

Бывают моменты вдохновения, а бывает наоборот, когда ты ничего с собой не можешь сделать, и ничего не пишется. В такой период лучше заниматься чем-то другим. И знать, что можно дождаться вдохновения, а можно использовать определенные методы, которые помогут ему вас посетить. Скажем, мне определенные подсказки дала книга Джулии Кэмерон «Шлях митця».

Автор предлагает в течение двенадцати недель выполнять специальные задания, которые помогают выйти из творческого кризиса, или найти в себе какие-то новые таланты. Обычно, пролистываем практические задачи, которые подаются в книгах, и обещаем себе вернуться к ним позже. Но… не возвращаемся. Впрочем, если пересилить инертность и сделать то, что предлагается в книге «Шлях митця», есть шанс узнать что-то новое о собственной личности.

Мне больше всего понравилась тезис Джулии Кэмерон о том, что «никогда не поздно, всегда можно попробовать». Да, начав танцевать сальсу в шестьдесят два года, ты, наверное, не будешь выступать на танцевальных конкурсах (а может, и будешь). Но сможешь танцевать для себя! Есть сотни различных возможностей, которые мы сами себе порой запрещаем. Книга же предлагает посмотреть на все то, что мы можем, под другим углом, открыть внутренние резервы и поверить в себя. 

О коллегах, которые пишут "густую прозу"

В свое время мне очень нравился Габриэль Гарсиа Маркес и его «Сто лет одиночества — густая и« вкусная »проза. Украинский «густой» автор — Тарас Прохасько и его «НепрОсті». Эту книгу читала еще в студенческие годы и помню, как чувствовала ее цвет, фактуру, плотность. Эта книга, как хрусталь, — материал режешь, а он все равно возвращает себе форму.

О графике работы

Иногда чувствую внутреннюю потребность что-то написать. Тогда включаю компьютер и пишу. Иногда понимаю, что эти записи не станут книгой, так и останутся никем, кроме меня, не читаемыми страницами, но мне просто нужно их сделать. Между прочим, так бывает очень часто. Наверное потому, что у меня нет специального блокнотика, в котором делаю записи о будущих книгах — все держу в голове. Когда делала подобные зарисовки на бумаге, но со временем к ним не возвращалась. Если же пишется книга, то вопрос самоорганизации отпадает сам по себе, вы просто чувствуете эту потребность и пишете. И это может быть полный рабочий день. 

О новой книге

Моя книга для детей появится ближе к Новому году. А вот взрослая… Пока не знаю. 

О книге, которую перечитывает время от времени

В детстве я читала книгу «Тим Талер, или Проданный смех» немецкого писателя Джеймса Крюса, в которой к одному из разделов был эпиграф «Научи меня смеяться, спаси мою душу». Эту мудрую, якобы детскую книгу, уже во взрослом возрасте перечитывала несколько раз. Она о мальчике-сироте, который продал свой смех, а взамен получил возможность выигрывать каждый спор, каким бы абсурдным он не был. Когда потерял смех, понял, что потерял огромное оружие и силу. Ведь стоит улыбнуться и черные тучи уже отступают, можно засмеяться, и простить кого-то уже легче. Герою пришлось пройти сквозь много испытаний, чтобы вернуть себе смех.

О Боге и благодарности

Верю, что Бог «читает наши письма». Но не всегда спешит выполнять просьбу. И причин этому много. Мы не созрели. Мы растранжириваем то, что нам дают. Мы просим совсем не то — повредит, если получим. А иногда мы просим именно то, что нужно, и нам выдают его поэтапно, только надо держать глаза, уши открытыми.

Благодарю Бога за людей, которые являются примерами того, что невероятное — возможно. Скажем, Тао Порчон-Линч — старейшая в мире инструктор по йоге, которой в августе 2018 исполнилось сто лет. Она говорит, что каждый новый день жизни — это лучший день. Есть смысл благодарить абсолютно за все. Потому что все главное дается даром — воздух, солнечный свет, возможность дышать, слышать, видеть, ходить. Представьте, что всего этого нет… 

(Visited 968 times, 1 visits today)