#ДвіДумки про книгу Сергея Мартынюка «Капітан Смуток»: стальные лбы и фарфоровые сердца

Лидер группы «Фіолет» написал роман. Он называется «Капітан смуток». Если верить аннотации, рассказчик истории, котрый не произнесет за весь роман ни слова, отправляется со своим единственным другом, который имеет странное прозвище неизвестного происхождения — Пи, в путешествие по Украине. Обозревательницы блога Yakaboo уже прочитали этот роман и готовы поделиться впечатлениями.

Обозревательницы

Виталина Макарик: Колоса знаю еще со времен ЖЖ — помните эти получастные интернет-дневники на базе Livejournal? Сергей Мартынюк тогда еще не был фронтменом «Фіолету» (так и группы еще не существовало), но по тому, как круто и интересно он писал о повседневной жизни, о музыке, о фильмах, которые смотрел, и книгах, которые читал, было совершенно очевидно, что рано или поздно он начнет ПИСАТЬ. Поэтому появление «Капітана Смутку» не стала сюрпризом, но большой интригой: о чем написал Колос в своем первом романе?. 

Юлия Дутка: Несколько раз общалась с колосом во время своей журналистской работы: искренний и драйвовый «Фіолет» — довольно частый и всегда желанный гость в Тернополе. Кроме того, постоянно слежу за книгоотзывами Сергея и решаю, стоит ли браться мне за какого-нибудь новоизданного Кинга (его рекомендациям всегда верю). Чувствовала, что он напишет собственную книгу. Это было только вопросом времени. 

Романтики с большой дороги

Юля: Дорога — один из моих любимых мотивов в литературе. Она открывает перед героем весь мир, показывает невиданные доселе возможности. Как по мне, то именно в дороге мы такие, как надо, настоящие, без слоев шума социального статуса перед возможными трудностями и непредсказуемыми поворотами. Такие, какими являются, а не такие, какими хотим казаться.

Рассказчик и Пи путешествуют автостопом, изредка поездами и автобусами, но самое интересное происходит, когда на своих двоих. Каждая остановка добавляет несколько штрихов к портретам персонажей. Каждый новый попутчик узнает для нас что-то новое. Сначала мы видим обычного парня и чудака с вавками в голове. А какими они будут потом?

«Мій надприродний потяг до цього психа з очима безалаберного немовляти пояснювався явищем, яке хтось колись назвав “життєствердною руйнацією”: себе нового и можеш здобути тільки тоді, коли холоднокровно розчавиш себе старого.
Пі був ідеальним знаряддя самогубства для мого звичного “я”. Завжди»

Вита: Что для них значит Дорога? Стиль жизни, его смысл или только путь к цели? Здесь всего понемногу. Но эти странствия — бессистемные и очень спонтанные на первый взгляд, все-таки имеют свою логику и свой достаточно гибкий, однако завершенный маршрут: запад, восток, море, горы, снова запад и конечный пункт назначения — дом. Но кто из них в конце концов останется там, дома?

Дорога — это идеальный инструмент для того, чтобы двигать историю. Надо просто ей довериться, соглашаться на ее предложения, ехать туда, куда направляются те, кто готов был подвезти, — и в конце концов ты попадешь именно туда, куда надо. Рассказчик и его приятель Пи таким образом заводят новые знакомства, посещают давних приятелей Пи и многочисленных его детей, помогают появиться на свет новой жизни и похоронить старые сожаления, понять что-то о себе и о мире вокруг и наконец закончить весь этот цикл именно тогда, когда придет время. Капитан Грусть — безразлично, что не имеет своего корабля, — хорошо чувствует это житейское море и знает, когда натягивать свои паруса.

«Попа твоя буде завжди здаватись
Рідним маяком у хвилях буднів і свят» (Из песни “Попа твоя” с альбома Колоса “28.12.87”)

Вита: В этом романе действительно много женщин, и большинство из них — или проститутки, или матери. Первые, девочки с трассы с преждевременно постаревшим лицом, роскошные королевы и одинокие женщины, что охотно делятся с пилигримами-чудаками своим телом или наоборот открывают только душу, так же неприкаянно бродят по миру или находят удовольствие в том, как живут (по крайней мере утверждают это). Вторые — это матери главных героев и те женщины, которые стали матерями благодаря Пи. Отдельно стоит Алиса, Эл — детская любовь, недостижимая мечта, едва ли не единственная женщина в этой истории, которая сама ничего не решает, сама выбирает свой путь, выглядит самодостаточной и, хоть и скучает по друзьям детства и легко отправляется с ними в путешествие, так же легко может расставить границы и попрощаться с тем, что осталось вне их.

Обожание, которое местами чертовски напоминает объективацию — такое отношение персонажей (прежде Пи, но и его спутника тоже) не может восприниматься однозначно. Для кого-то оно кажется грубо-романтическим, для кого-то — сомнительным и даже тревожным. Есть в нем что-то от культа Прекрасной Дамы, но также и от этого восточного патриархата, где главная роль, в которой могут реализоваться женщины — вдохновлять мужчин и не мешать им вершить их мужские дела.

« — У мене часто запитували про ідеал жінки, — манірно розмірковував Пі. — І щоразу я змальовував портрет іншої особи. Єдине, що об’єднувало їх усіх, — вміння мовчати і тримати дистанцію. Усі інше — ситуативний емоційний натюрморт»

Юля: Никогда не понимала мужчин, которые по всему миру насыпают своего цвета. А тем более не понимала женщин, которые с такими водятся и потом рожают от них. Цель путешествия — посетить всех детей Пи — то, что с самого начала не укладывалось у меня в голове. Хотя было очень интересно наблюдать за тем, как давно заброшенные мамы реагируют на непродолжительное появление блудного отца. Здесь женщины как средство, но для достижения чего?

В противоположность им видим женщин, которые попадаются на пути: то проститутки Элла и Мариам, которые не хотят вспоминать прошлое, то добрая бабушка, которая не только приготовит гостинцев в дорогу, но и ткнет конверт с деньгами. Но дорога ведет не к ним, дорога ведет к той, что осталась детской мечтой. Все родом из детства со временем взрослеют.

«Як гарно пахне ностальгія молодих» (Из песни “Ностальгія” с альбома Колоса “28.12.87”)

Юля: В детстве у героев сильные и масштабные фигуры матерей, но не видно родителей. Двое мальчишек: богатый и избалованный вниманием, и бедолага, который никогда не такой, как маме хотелось бы. Их обоих любят, но по-разному, хотя вырастают они очень похожими. Что ни говорите, но никто не скажет наверняка, кто из них Капитан Грусть.

« — В дитинстві я не млів за іграшками і різним віковим брухтом, — згадував Пі. — У мене завжди була можливість мати бажане — мама грошей не шкодувала. Тому з ранніх років я почав мліти за старшими дівчатами»

Объединяет их и самоотверженная, детская любовь к Алисе — девушке-идеалу, у которой в сердце нет дыры там, где место для отца. Малые оборванцы и их приключения не удивят никого из тех, чье детство пришлось на девяностые. Когда зарплату родителям выдавали три раза в год, причем порой колбасой. Когда деньги ежедневно таяли и наколядованного миллиона хватало максимум на то, чтобы купить куклу и бублик. На следующий день могло не получиться даже этого. Я узнавала в героях своих соседей, а порой и себя.

Вита: Ага, это оно.

« — Наші солодкі дев’яності, — любив, усміхаючись, повторювати Пі. — Не тому. що дев’яності, а тому, що наші. І хай з квасної бочки на Базарчику нам наливали кислий відстій, ми кайфували чорно: магія дитинства перемагала все»

Магия романа в том, что в этих двух персонажах могут узнать себя все дети 90-ых. И те, чьи родители умели «крутиться», поэтому задаривали их модными игрушками и лохмотьями, подкармливая в своих детях самоуверенность и равнодушие к этим ценностям, а в их сверстниках — зависть. И те, кто перебивался с вареного картофеля на квашеную капусту, знал, что больше одних кед на сезон ему не светит, а чтобы собрать дома собственную библиотеку, воровал книги в районной. Ощущение этого «украденного детства», свойственное этим, вторым, часто преследует современных тридцатилетних, когда они видят, как живут нынешние дети.

Детство Пи и его друга — это не только все эти развлечения, приключения и злоключения, которые они придумывали. Это еще и город, который навсегда останется для них особенным. Дубно — к слову, родной город автора. На страницах романа он предстает не таким, каким вы можете увидеть его в туристических буклетах и блогах путешественников. Здесь — только одно-два попутных упоминания о замке и фестивале «Тарас Бульба», немного больше — о Таракановском форту. Зато очень много о тех особых и очень личных локациях, тех райончиках, где проходило детство героев (и, возможно, и самого Колоса). 

« — Є міста для життя, — любив повторювати Пі. — Є міста для старіння й смерті. А є міста для дитинства. Дубно саме таке»

Прямая речь

“Дівчина помітно зніяковіла. Я б теж на її місці, у такій сукні і з такими гарними очиськами, зніяковів би в товаристві таких забулдиг, як ми. Це повії з нашої юності, які ошивалися на околиці Дубна “під літаком”, через дорогу від поруйнованого готелю “Серпанок”, ніколи не ніяковіли. Хіба тоді, коли п’яний у дупель Пі на колінах освідчувався їм у коханні і обіцяв звозити на Тенеріфе. Та й ніяковіли вони не від одкровень Пі, а від того, що не знали, де він, той Тенеріфе, — в Америці чи десь ближче до Тернополя. Біда чорна, як казала моя мама”. 

 

“ — Чи поклав би я око на жінку друга? — спитав якось себе Пі. — Так. Якщо друг не зрозуміє, який він тоді мені друг?”

 

“Якщо наше життя — кіно, то я волію загубитись в масовці., — зітхаючи казав Пі. — На героях першого плану лежить велика відповідальність: не розчарувати глядача після першого вдалого фільму. Я б не впорався”.

 

“Пі будував свою ефемерну фінансову піраміду на руїнах минулого, витягуючи дивіденди з ошуканих вкладників. Я щиро остерігався, аби під час чергового кармічного землетрусу під уламками тієї піраміди наглою смертю не поліг і сам Пі. Вундеркінд, геній, маестро, бистроум, вигадько, мудрець, грамотій, інтелектуал, ерудит, мислитель, філософ, маг, зрештою, і певною мірою невизнаний герой свого (чи, може, не свого? часу).

Капітан Смуток з очима здичавілої дитини перед вівтарем з Володарем Мух”.

Кому стоит читать

Вита: Тем, кто любит медитативные путевые очерки, путешествует автостопом и готов к тому, что сюжетные повороты определяет дорога. А также, думаю, «Капітан Смуток» положено прочитать всем «трушним» фанатам «Фіолету»;)

Юля: Поклонникам легкой, несколько философской прозы, хорошо читается и под чай в поезде в дороге, и под уютное домашнее какао в любимом уголке. Для фанов «Фіолету» — must однозначно. 

Кому не стоит читать:

Юля: Любителям ванильных сцен и сточенных углов, а еще тем, кто не умеет дождаться того момента, когда все станет понятно. Здесь это будет в самом конце.

Вита: Тем, кто не переваривает грубые сцены и физиологические подробности в литературе.

Похожие книги

Вита: Пока я читала этот роман, не покидало ощущение, что на меня среди текста Колоса одним глазом смотрят то Жадан, то Буковски. И речь идет не о плагиате или подражании, а, скорее, о определенном родстве. Поэтому советую в паре с «Капітаном Смутком» читать что-то из раннего Жадана («Біг Мак», например) и «Жінки» Чарльза Буковски.

Юля: Противостояние двух друзей упорно напоминали мне клубок «Бойцовского клуба» Чака Поланика (постоянно думала, не окажется ли под конец, что рассказчик и Пи — две части одной личности), а само приключение «Авантюру» Артема Чапая.

Yakaboo
Найбільша online-книгарня України. Любимо книжки понад усе:)

720 thoughts on “#ДвіДумки про книгу Сергея Мартынюка «Капітан Смуток»: стальные лбы и фарфоровые сердца

    Добавить комментарий