Что читают блогеры: Анна Амарго

У Анны Амарго в Фейсбуке 18 тыс. читателей. Обычно она пишет о политике, магии, различных жизненных ситуациях. Мы же попросили Анну написать о книгах, которые она читает. Список получился таким, что нам и самим захотелось поскорее прочитать (а частично перечитать) все эти книги.

quote1

Теперь, пожалуй, я читаю меньше, чем лет двадцать назад. Может я меньше читаю потому, что больше пишу, а может потому, что мне в какой-то момент стало казаться, что — все важное и значимое лично для меня — я уже когда-то прочитала.

Поэтому сейчас я продолжаю регулярно покупать бумажные книги, но почти все они либо для ребенка, или — для меня, но переиздание на украинском тех книг, которые я читала уже на других языках и в других переводах.

И получается, что почти все, что я сейчас читаю — это перечитывание уже прочитанного. И даже те книги, которые я читаю впервые — как недавно «Американські боги» — кажутся мне уже знакомыми, потому что хорошо ложатся в мои странные представления о моем мире и моей литературе.


«У затінку дівчат-квіток» Марселя Пруста
(Фоліо, 2009, пер. Анатоль Перепадя)


Пруст

Книга, которая как бы говорит: Нет, ты просто человек и ничем не отличимый от других людей. Даже если все-таки отличимый.

Я в ней увидела лучший учебник по психологии подростков. Оболтусам пятнадцатилетним книга доказывает, что они — не заброшенные на Землю одинокие космические страдальцы, которых понять не способен никто на целом белом свете. Родителям объясняет все бзики их подросших детей — от лелеемого снобизма к моментальному разочарованию в кумирах по самым глупым причинам.


«Йосип і його брати» Томаса Манна
(АСТ, 2016)


томас мання

Книга, которая будто удивляется: Вау, они все были просто людьми и вели себя так, как обычно с людьми ведут себя люди.

Хорошо зайдет всем тем, кому, как и мне, в первоисточнике текст слишком сухой и короткий, а хочется чувств, чувств и эмоций.


«Одін» Карла Мунка


Книга, смеется: не люди, а боги? Хи. Тогда почему они так похожи все на обычных людей?

На самом деле просто обычный юмористический фанфик по мотивам легенд и для тех кто за ночь всю Старшую Эдду одним глотком прочитал — кака и профанация. Но имеет один большой плюс — здорово отрезвляет от излишней серьезности в восприятии и себя, и окружающего мира.


«Глазами клоуна» Генриха Бёлля
(АСТ, 2016)


генрих белль

Книга, которая словно бесстрастный хирург ковыряется в человеке, чтобы доказать, что «чувствительный и честный герой нашего времени» — это же диагноз, наверное.

Для меня — инструкция, как просрать все, что имеешь, оттолкнуть всех, кто любит тебя, но чувствовать себя при этом обиженным на всех, кроме себя, и винить в своих несчастьях всех, но только не себя. Предусматривает при этом, что к концу читателя должно начать немного подташнивать — от злости на главного героя и от узнавания собственных поступков и мыслей в некоторых его поступках и мыслях.


«Дона Флор та двоє її чоловіків» Жоржи Амаду
(ВСЛ, 2018, пер. Екатерина Скальская)


дона флор

Книга, которая страстно шепчет: Будь счастлив, человек. Поэтому будь собой и не слушай маму, потому что мама знает, как будет лучше для тебя, но не знает, что ты хочешь иметь еще больше, чем просто лучше, чем у нее.

Я ее прочитала в подростковом возрасте, и она буквально на пальцах объяснила мне, что полиамурность — не болезнь и — не мучаясь от этого и не прячась почти — можно любить двоих мужчин одновременно. И даже не обязательно, чтобы один из них был немного мертв, или хотя бы невидим.


«Про людей і мишей» Джона Стейнбека
(КМ-БУКС, 2017, пер. Сергій Снігур)


джон стейнбек

Книга, которая молчит, потому что она — книга Стейнбека, а он — из тех авторов, которые просто рассказывают историю и позволяют читателю самому текст наполнить какими-то собственными смыслами.

Мне она — навсегда книга о великой любви и о том, что иногда люди любящие убивают тех, кого любят. Из-за неосторожности, слишком сильно сжав в своих объятиях. Или потому, что знают, что другу быть осужденным и заключенным хуже намного, чем быть просто убитым.


«Риб’яча кров» Франсуазы Саган


Книга, которая говорит: Человек, делай выбор раньше, чем станет поздно делать его.

Сейчас, имея под боком свою войну, я понимаю, что книга была именно о том, что закрывать глаза, отворачиваться и не замечать очевидного — это норма, это характерно нам всем и это ничем не лечится. А тогда, когда я читала эту книгу двадцать лет назад, казалось, что это очень просто — увидеть стремительно приближающуюся катастрофу и избежать ее, а главный персонаж — просто головой тупой и сердцем слишком ленив.


Поэзии Эмили Диккинсон


дикинсон

Книга, которая тихо утешает прикованных к семье, к дому и городу: Человек, не обязательно жить быстрой и бурной жизнью, чтобы жить полной жизнью.

Мне лично стихи мисс Диккинсон рассказали о том, что не может быть скучно тому, кто родился с заостренной эмпатией и умеет чувствовать людей на расстоянии и формировать из их боли стихи с очень четкими и понятными образами.


«Маятник Фуко» Умберто Эко
(Corpus, 2012, пер. Елена Костюкович)


маятник фуко

Книга, которая прикладывает палец к губам: Тсс-с, по секрету, люди в поисках Бога, истины и смысла сраного своего бытия, иногда бывают очень и очень смешные. Если, конечно, смотреть на них сбоку, а не стать у них на пути.

Лично мне именно эта книга помогла избавиться от двух желаний, которые очень чесались и которые я чесала время от времени, когда была молодая и гораздо глупее, чем сейчас. После «Маятника» я задушила и похоронила мысли пойти по пути почтенных господ из Золотой Зари и забацать орден магический, собственный. А еще после этого романа я стала иначе смотреть на идею выдачи книг счет их авторов.


«Щоденники 1910-1923» Франца Кафки
(А-ба-ба-га-ла-ма-ага, 2012, пер. Петр Таращук, Евгений Попович, Олекса Логвиненко)


кафка

Книга, предупреждает: Сам так не делай и никогда не позволяй другим людям делать с тобой такое.

Самая страшная книга из всех моих любимых книг. Потому что скрупулезно раскладывает по полочкам те ошибки, что я могла бы сделать, а потом доказывает, что я не сделала их не потому, что умнее и смелее автора, а просто потому, что мне больше, чем ему, повезло с родственниками и друзьями.