У смерти тоже есть сердце

Никогда не судите о книге по ее экранизацией. Это правило особенно справедливо, когда экранизация считается удачной настолько, что на обложке книги, как в украинском издании, фигурирует актриса, сыгравшая главную героиню в фильме. Но если сравнить книгу «Книжный вор» и фильм по ее мотивам, то книга — это история боли, фильм — это история боли с мощным обезболивающим. По каким-то причинам авторы фильма значительно смягчили киноверсию, убрали из нее множество ключевых красноречивых деталей, и она утратила половину, если не больше, своего шарма. Поэтому делать выводы о «Книжном воре» по фильму точно не стоит.

Сюжет очень простой. Это история детства во времена Второй мировой войны. Нацисты у власти, Германия переживает пик массового психоза, обожествление Гитлера достигает невиданного размаха, евреев уничтожают тысячами, горят кучи неугодных власти книг. Между тем на Небесной улице у приемных родителей подрастает девочка Лизель Мемингер. Окружающий Лизель мир обычен, даже в чем-то прекрасен. Соседи в целом хорошие люди, но со своими странностями. Единственное, о чем надо помнить, так сказать, между строк: эти «добрые люди» держат на себе нацистское государство, их сыновья воюют под Сталинградом, еженедельно по городу проходит «парад» евреев. Но происходит это будто не по их воле, словно какая-то высшая сила заставляет их подчиняться неотвратимому. В конце читатель еще промочит глаза, когда все они погибнут во время бомбардировок. Тех самых бомбардировок, которые предшествовали победе несчастных с другой стороны фронта. В войне нет победителей и побежденных, есть только жертвы.

По жанру «Книжный вор» — историческая драма. Автор удачно передает атмосферу Германии времен Второй мировой. Среди героев Зузака нет патологически жестоких садистов, нет ничего, что мы традиционно ассоциируем со словом «фашист». Все немцы выглядят в романе обычными, даже симпатичными людьми. Едва ли не главная их забота — выжить. Поэтому вывешивают флаги со свастикой на свои дома в праздник, выдают евреев, рядом с которыми прожили много лет, подают заявления на вступление в нацистскую партию. Конечно, кто-то — против слишком радикальных методов Гитлера. Как, например, приемный отец Лизель Ганс Губерман, который прячет у себя дома еврея-беглеца. Но большинство предпочитают плыть по течению. Что с ними случилось? Как это объяснить? У Лизель и ее друга-еврея Макса своя точка зрения: с ними произошли слова. Детское определение влияния пропаганды на сознание человека. Показательно, что в конце Макс закрашивает текст на страницах книги Гитлера Mein Кampf (бумага в дефиците), и сверху Лизель пишет историю своей жизни. Зузак оптимист: по его мнению, хорошие слова в конце концов победят злые.

У Лизель необычное хобби — воровать книги. В современном мире интернета, сверхскоростных коммуникаций и общего пресыщения информацией это может показаться странным: зачем воровать книги? Но в военной Германии, где люди голодают для нужд фронта и царит жесткая цензура, достать книгу — настоящая авантюра. По украденным книгам Лизель, у которой было действительно тяжелое раннее детство, поздно, как для ее возраста, учится читать, а затем писать. Это умение становится ключевым в ее жизни, ведь именно оно спасает ее от внезапной смерти. Книга, которая раскрывает глаза, книга между человеком и небытием — проницательный символ сохранения личности в тоталитарном мире.

В романе необычный рассказчик. Смерть. Он не злой, нет. (В немецком языке слово «смерть» мужского рода, поэтому автор, очевидно, решил связать ее с образом мужчины). Смерть выполняет свою работу. Работы много, поэтому именно этим, очевидно, объясняется своеобразие композиции романа, его рваная хронология. Один из самых сильных авторских приемов: сообщить читателю где-то с середины о том, что друг Лизель, страстно влюбленный в нее мальчик Руди, скоро умрет. Кажется, вместе со Смертью читатель начинает отсчет дней, которые осталось прожить герою. Все мы немного верим в хэппи-энды и до последнего надеемся на чудо. Но автор неумолим. Почему Руди? Спрашивают герои романа, которым посчастливилось выжить. Спрашивают читатели. Спрашивает даже Смерть. У Смерти тоже есть сердце. Когда Лизель будет целовать мертвые уста своего возлюбленного, не заплачет разве что камень.

Если сравнить украинский перевод «Книжного вора» с традиционным его соперником российским переводом, то с удовольствием можно отметить, что украинский — гораздо лучше. Это можно заметить даже по переводу названия (The book thief). Название «Крадійка книжок» отражает суть произведения удачнее, чем российский вариант «Книжный вор». Все-таки главная героиня романа и тот же человек, который ворует книги, девочка.

Виктория Зенгва, Друг читача

Купить в Yakaboo.ua

(Visited 478 times, 1 visits today)