«Жизнь Пи»: как же могло быть на самом деле?

— Я знаю историю, после которой вы поверите в Бога, — сказал Тот, Кто Выжил Писателю и рассказал ему о более чем двухстах днях, проведенных в открытом море в обществе бенгальского тигра. Писатель выполнил задание и родил книгу. Кажется, он поверил в Бога и предложил Читателю определиться с этим непростым вопросом. Чтобы Читателю было сложнее, Тот, Который Выжил и Писатель подарили два финала, оставив Читателя на распутье.

История о Пи нам больше известна благодаря оскароносному фильму «Жизнь Пи» режиссера Энга Ли. Кинолента запомнилась как удивительно красивый фильм с совершенными визуальными эффектами. И вот в Украине появился перевод романа Янна Мартеля — и я решила напомнить себе о приключениях Писцина Молитора Пателя именно благодаря приятным воспоминаниям о фильме. Оказалось, что четыре года назад за живописностью картинки я обратила мало внимания на метафорический подтекст этой приключенческой сказки.

Сначала мне казалось, что «Жизнь Пи» — усложненная версия «Жизнь Робинзона Крузо». Ну а что? И там и там говорится о способах выживания в экстремальных условиях, обе истории — это прославление торжества разума и веры в неисчерпаемые человеческие возможности и благосклонность фортуны.

Далее «Жизнь Пи» больше напоминал философские «Миф о Сизифе» и «Женщину в песках», где тяжелое бессмысленное испытание, выпавшее на долю одинокого персонажа, наконец стало осознанным и открыто принятым выбором в пользу жизни.

В итоге происшествия Пи вообще отступают на второй план, поскольку главным персонажем становится читатель, и он обречен пройти свое мировоззренческое испытания на веру: в рассказчика, в человека, в метафору. Читателю надо ответить себе на единственный вопрос: каким образом удалось выжить Пи? Возможно ли это вообще?

Илюстрация: ana-todor.ro
Илюстрация: ana-todor.ro

Если относительно фильма у меня не было никаких сомнений, какой из альтернативных финалов выберу (конечно, тот, что и писатель), то после книги я усомнилась. Сам Пи не одобрил бы такого подхода, потому что убежден: «Сомнение — вещь хорошая, однако не стоит на ней зацикливаться … Выбрать недоумение как жизненную философию — это все равно что выбрать своим средством передвижения неподвижность». Сначала эти слова звучат как ни к чему не обязывающий афоризм, но после финала они напрямую касаются читателя, который неожиданно усомнился во всей этой прекрасной жизнеутверждающей истории о синтетической религии, где жизнь предстает как тяжелое, но прекрасное приключение, в котором Бог все время ведет тебя за руку.

Ведь на самом деле — если кого-то интересует, как могло быть на самом деле — Пи не выжил бы в открытом море в течение столь длительного времени даже без тигра. А с тигром подавно. Интересно, что этот факт никого не волнует, пока Пи не рассказывает альтернативную версию, совсем не такую прекрасную, согласно которой в спасательной шлюпке оказались не зебра, орангутан, гиена, тигр и Пи, а кок, матрос, мать Пи и он сам. Поэтому, зебра со сломанной ногой — это аллегория матроса, гиена — кровожадный кок, орангутан — мать Пи, а тигр Ричард Паркер — сам Пи. Кок убил и сожрал матроса, мать Пи погибла от его же рук, а Пи удалось приспособиться и выжить. Вот такова правда без прикрас, а вопрос, во что поверить — это и есть испытание читателя.

Во что поверила я? Во-первых, в литературу как терапевтическое средство против безумия, которым рассказчик лечит тяжелые духовные раны. Во-вторых, в сказочную силу аллегории как красивый и прозрачный путь показать ужасные реальные вещи вдохновенно и поучительно, жизнеутверждающе. И тот факт, что большинство людей охотно выбрали бы финал с тигром, хотя рационально и не очень в него верят, свидетельствует в пользу религии, о которой вспоминает Пи, но которую исповедует каждый читатель — и имя ей Литература.

Янн Мартель. Життя Пі [Текст]: роман / Янн Мартель; переклад з англ. Ірини Шувалової. – Львів : Видавництво Старого Лева, 2016. – 400 с.

Татьяна Синеок, Читацький щоденник.

Купить книжку в Yakaboo.ua

(Visited 336 times, 1 visits today)