Ветер с Востока. 12 книг с ориентальными мотивами

Экзотика, своеобразие традиций, философии и религии — вот что приходит в голову, едва заслышишь выражение «восточная страна». Официально такого термина как «страны Востока» не существует, хотя им и повсеместно пользуются в литературе и журналистике. Специалисты по ориенталистике настаивают, что корректнее объединять их названием «азиатский регион». Впрочем, называть Восток Азией, или наоборот, выбирать вам, но особый колорит, тонкости мировоззрения и культуры, несмотря на условные обозначения, будут одинаково оставаться непостижимыми и исключительными, очаровательными и привлекательными.

Приоткрыть завесу восточных тайн, развеять мифы и стереотипы безусловно помогают путешествия и живое общение, но книга также может стать хорошим проводником в мир истинных реалий и реальных мировоззрений. Для соискателей ориентальных настроений и ценителей хороших книг — и собрана эта подборка.


1

«Легкий снег» Дзюнъитиро Танидзаки


История сестер Макиока — это история большой семьи, где две замужние старшие сестры Цуруко и Сатико занимаются двумя незамужними молодыми — Юкико и Таэко. Насколько подобные и одновременно разные по внешности все четыре сестры, столь же сходятся и отличаются их характеры и судьбы. Цуруко — многодетная мать семейства, вечно озабоченная, очень зависима от взглядов мужа, наиболее удаленная (буквально и фигурально) от других сестер. Сатико — умеренная и зрелая, безусловная красавица и очень счастлива в браке с Таеноски, впрочем, лишена удовольствия иметь более одного ребенка, что очень ее огорчает и, в некоторой степени, объясняет, почему она переносит материнскую заботу на младших сестер. Юкико — хрупкая и нежная, по-старомодному скромная и послушная, однако удивительно вынослива и заботливая, способная на самопожертвование. Ее долго пытаются выдать замуж, и время идет, а достойную партию найти не могут. Кажется, это смущает всех, кроме молчаливой Юкико. Таэко, или, как ее называют близкие, Кой-сан — самая прогресивная из сестер: она носит европейскую одежду, умеет зарабатывать собственным трудом, но кажется слишком легкомысленной для своего времени, и это не может не оставить след на ее собственной жизни и репутации всей семьи.

Хотя все имена в романе вымышлены, однако троих из сестер автор писал с собственной жены и ее родственниц, и воспроизвел в нем немало реальных событий из собственной жизни, поэтому в определенной степени это и автобиографическое произведение — живой очерк из жизни японской интеллигенции 30-х годов прошлого века.

Оригинальное название романа 細 雪 — Саса-Юки, или «легкий снег», что намекает на лепестки сакуры, летящие словно легкие снежинки и которыми так любят любоваться сестры, и одновременно похоже на имя Юкико, обозначая ее как ключевую героиню. Впрочем, на Западе книга получила другое — достаточно точное и весьма справедливое название — «Сестры Макиока».


2

«Опівнічні діти» Салман Рушди


Эта книга может стать настоящим вызовом, но и сплошным наслаждением. Крепкий коктейль, замешанный на истории Индии 20-го века, семейная сага и магический реализм — именно то, что предлагает попробовать читателю британский писатель индийского происхождения Салман Рушди. За эту книгу автор в свое время получил Букеровскую премию, а впоследствии и «Букера Букеров» (лучший роман за четверть века и за сорок лет).

Это история Селима Синая — мальчика с супер-способностями, ребенка не своих родителей, но сына целой нации. Он рождается в полночь в августе 1947 года именно во время принятия Индией независимости. Его бытие мистически и неприходяще, косвенно и буквально, через поколение сплетается с историей Индии, со знаковыми событиями с 1910-го до 1976-го года. Это жизнь полна боли, лишений и чудес, как, собственно, и его Родина.

Более тысячи детей рожденных с Селимом в «полночный час» — особенные, наделенные чрезвычайными способностями, но только он способен мысленно собрать их вместе, услышать голос каждого, понять всю красоту и силу их магии. Но способны ли чары победить вечные вражду, жестокость и несправедливость мира? Есть ли надежда там, где угасает последний свет, замолкает песня, погибает волшебница? Конечно, если старушка Мэри все еще готовит зеленый чатни, если уста ребенка говорят «абракадабра», если тот, кто верит и рассказывает сказки, тот, кто напевает своему сыну: «Кем хочешь, тем ты можешь быть. Станешь тем, кем только пожелаешь … ».

Два роки, вісім місяців і двадцять вісім ночей. Фрагмент нового романа Салмана Рушди


3

«Китайская кукушка» Марк Китто


Британец Марк Китто — не совсем писатель (хотя из-под его пера уже вышло несколько книг), а скорее предприниматель-сторителлер, который прожил в Китае шестнадцать лет. 2004 года его успешный издательский бизнес в Шанхае был вытеснен китайским конкурентом. Разочарованный такими обстоятельствами, Марк готов был сдаться, как вдруг встретил очаровательную девушку. «Любовь ли это?» — размышлял он, приглашая красавицу в романтический отпуск в поселок в горах Моганьшань. Но влюбиться было Марку суждено не во женщину, а в поселок. Уют и красота ландшафтов возвращала его мыслями к детству в Уэльсе. «А почему бы не попробовать поселиться здесь?» — решил вдруг он.

С конца 19-го века и до середины 20-го в этих горах недалеко от Ханчжоу спасались от шанхайской жары иностранцы и состоятельные китайцы: склонами до сих пор разбросаны виллы и прочие прелести: теннисные корты, бассейны и церковь. Впрочем, с 1949 года приезжать на Моганьшань было уже некому, поэтому все это имело не слишком привлекательный вид.

Марк начал с небольшого ресторана, а затем создал уютный гест-хаус. Неспешно и со вкусом он рассказывает читателю историю своих поражений и успехов, своей необычной адаптации и своей «обычной» жизни в Китае.

Критики нередко сравнивают рассказ Марка с мемуарами Фрэнсис Мееса «Под солнцем Тосканы», но восточная составляющая добавляет «Китайской кукушке» гораздо больше экзотики.


4

«Персики для месье кюре» Джоан Харрис


Очередная история из жизни шоколадной феи Вианн Роше, вкусная и волшебная, как и предыдущие «Шоколад» и «Леденцовые туфельки». Да, это только в кино на «Шоколаде» все завершилось, а в книгах история длится восемь лет. Прожив долгое время в Париже, примирена со своим прошлым, влюблена и счастлива рядом с Ру, Вианн решает вернуться в Ланксне. Тем не менее этот городок ее еще не отпустил, и загадочное письмо от старой Арманды — мудрой и веселой подруги, не оставляет ей особого выбора. Что случилось за это время с горожанами — достойными католиками, непримиримыми борцами духовных ценностей, негостеприимными к чужакам? На них сошло «настоящее
бедствие» в виде эмигрантов из Магриба. Бедствие? Или испытание терпения, искренности и человечности?

Для Вианн не существует границ или разногласий, с которыми нельзя примириться за столом, даже если вместо куска хлеба уместнее переломить спелый персик. Постепенно она понимает, что на этот раз ветер, который позвал ее в дорогу, принадлежит Рамадану и именно этот период ожидания Ураза-байрам становится фоном для всей истории, как Великий пост был для «Шоколада», а рождественский адвент — для «Леденцовых башмачков».

Это история о мучительной борьбе между культурами и религиями, и еще более мучительную — внутри самих культур и религий. Это история о красоте и уродстве традиций, о вечном конфликте поколений, о тайнах и поисках истины. Это история о том, как враги становятся друзьями, ведь Вианн и кюре Рейно наконец находят общий язык и общую веру — в добро. И безусловно, это история о вкусности, о чистом наслаждении, которое способны подарить печенье с халвой, орехи с медом, горько-сладкие трюфели, ароматное персиковое варенье, чашка мятного чая или горячего шоколада.

Сладкое чтение: 10 шоколадных книг


5

«Вегетаріанка» Хан Канг


Роман южнокорейской писательницы Хан Канг, который в прошлом году получил Международную Букеровскую премию, негласно и в целом называют шокирующим, впрочем, скорее историю Джинг-хай — молодой женщины, которая отказывается от потребления мяса, можно назвать контроверсийной. Это пронзительная драма с достаточно простым и линейным сюжетом, но со сложной структурой и написана удивительно красивым выверенным языком.

Главная героиня этой истории Джинг-хай — идеальная кореянка, хорошая хозяйка, послушная жена респектабельного мужа. Однажды она отказывается от пищи животного происхождения, чем вызывает удивление, сопротивление и гнев в своей семье. Три рассказчика: муж Джинг-хай, ее зять (муж сестры) и ее сестра ведут нас по тропинке Джинг-хай от первого проявления ее странности к глубокому психическому расстройству и анорексии. Но в самой героини нет голоса в этом рассказе, поэтому сможем ли мы понять ее истинные мотивы и причины полных изменений в мировоззрении?

Без мяса. Отрывок из романа южнокорейской писательницы «Вегетерианка»

Традиционно аллегорический и полон символов характер восточной литературы полноценно сказывается в «Вегетарианке»: красота и отвращение меняются друг с другом, телесность уступает тонким материям и абстракциям, ничто не буквально, или наоборот является именно им.


6

«Мене звати Мар’ям» Надійка Гербіш


Одна из самых новых книг Нади Гербиш — это детская и одновременно взрослая история о беженцах. Надя признается, что хотела написать историю именно для детей с украинского Востока, вынужденных покинуть свои дома из-за боевых действий. Но чтобы не разбередить их раны и не затронуть болезненные воспоминания, она сместила географический вектор, и создала волшебный и трогательный рассказ о девочке Марьям и ее мусульманской семье, которая убегает от ужасов войны Ближнего Востока в Европу. В конце концов, «восточная сказка», как назвала ее Надя, превратилась в исключительную книгу, с мощным и вполне глобальным месседжем, а иллюстрации Марии Фои добавили ей уникального, «с изюминкой» колорита.

Просто и непринужденно девятилетняя Марьям делится с читателем волшебными курдскими историями, своими наблюдениями и чувствами: как они с семьей бытуют в крошечном помещении, какие маленькие победы и поражения случаются в школе, об игре на танбуре и приготовлении лепешек фатаир, о болезненных потерях и утешительных достояниях, о страхе, красоте, любви и… Рождестве.

История Марьям — об укоренении, адаптации и взрослении, но одновременно — о сохранении традиций и сохранении хрупкого дара детства. И, безусловно, она проникает в самое сердце, побуждая к важным размышлениям, даря необычайную радость.


7

«Художник зыбкого мира» Кадзуо Ишигуро


Лауреат Букеровской и Нобелевской премий Кадзуо Исигуро, особенно известен своими романами «Не отпускай меня», «Остаток дня», «Погребенный великан», хотя свое творчество он начинал именно с японских мотивов. Дебютным его романом стал «Там, где в дымке холмы» (A Pale View of Hills) о японской эмигрантке Эцуко, живущей в Англии, а уже второй роман автора попал в короткий список Букера.

Это был именно «Художник зыбкого мира» (An Artist of the Floating World) — печальная и прекрасная история о художнике Мацуи Оно, обитавшем в послевоенном Токио. Он старательно пытается устроить личную жизнь младшей дочери, а это непросто, учитывая все еще существующий обычай смотрин «миаи», и постоянно возвращается мыслями в прошлое — к веселым кварталам старого Токио, к собственным удовольствиям и разочарованиям, достижениям и ошибкам.

10 фактов, которые стоит знать о Кадзуо Исигуро, лауреате Нобелевской премии по литературе

Мацуи живет с мучительной душевной бедой — он чувствует вину за то, что погибло целое поколение молодых людей, вдохновленных его пропагандистскими плакатами, он возлагает на себя ответственность за то, что рушатся устои и традиции японской культуры. Жизнь вокруг меняется, но сам Мацуи уже ничего не способен изменить, и действительно ли хочет этого?

«Художник зыбкого мира» — тоскливая и Меланхолическая книга, но одновременно удивительно гармоничная и трогательно красивая.


8

«Бог мелочей» Арундати Рой


Это очень болезненная книга, болезненная, но увлекательная. Роман-инвентаризация, роман-исповедь, роман-обвинение, роман-приговор и, одновременно, роман-признание-себя-виновным…

Удивительно, но факт «Бог мелочей» — дебютный роман индийского автора Арундати Рой, а вот то, что он получил Букеровскую премию — совсем не редкость.

Книга рассказывает об индийской семье, бытие которой раз и навсегда меняется однажды 1969-го года. Близнецы Эста и Рахель живут в доме бабушки Маммачи. Один заплетает ей на ночь седую косу, другой считает многочисленные красные родинки на голове. И рубцы в форме месяца. Дедушка имел привычку бить жену металлической вазой по голове. А вот папа близнецов никогда не бил маму, но они все равно расстались. Хозяйничает в доме дядя Чако. Когда-то он жил в Англии, а сейчас ждет приезда бывшей жены и дочери Софи. И, поверьте, ничем хорошим это не закончится…

О новом и старом романах Арундати Рой

«Бог мелочей» — это красивый, уродливый, полный красок и запахов, вещей и предрассудков, цветов и пряностей, людей и теней, ужаса и восторга, бытия, небытия и смерти, лотосов, насекомых и ила, грязи физической и душевной, крови и слюны, любви равнодушия и ненависти, бессилия и жестокости, вони и гниения, онемения и опустошения, страсти и смирения, раскаяния и прощения, отвратительный и прекрасный роман!


9

«Тихий американец» Грэм Грин


Существует мнение, что жизнь самого Грэма Грина насыщенная таким количеством странствий и приключений, что могло бы стать основой не одного романа, в свою очередь, «Тихий американец» был написан автором под влиянием личных впечатлений, полученных в течение работы корреспондентом в Индокитае.

Роман переносит читателя в Сайгон в начале 1950-х годов — с одной стороны он представляет собой военную драму, с другой — детектив, но, прежде всего, это любовная история, конечно, о треугольнике: где есть вьетнамская красавица Фуонг, стареющий английский корреспондент Фаулер и «тихий американец» Пайл — современный рыцарь, тот, кому просто подходят доспехи под названием «демократия»? Однако эти трое не просто персонажи, они — прототипы собственных стран и их взаимоотношений.

Символический любовный треугольник изящно вписанный в живую, полную ярких подробностей картину Вьетнама накануне американского вторжения. Автор как бы впускает тонкий лучик света в негодный и запутанный мир международной политики, но и успевает выхватить знаковые детали: ужасы войны для мирного населения, равнодушие захватчиков, грязные средства, которыми могут реализоваться «добрые намерения» западных дипломатов.


10

«Мовчазний дім» / «Дом тишины»  Орхан Памук


Турецкий писатель, лауреат многочисленных литературных наград, включая Нобелевскую премию 2006 года, Орхан Памук обычно пишет о Турции, вот и события романа «Дом тишины» разворачиваются в курортном пригороде Стамбула летом 80-го года. Пляжи насыщенные туристами, а сады богатые спелыми фруктами. Со страниц книги буквально веет летом, но персонажи ее — зимние одинокие души.

О чем это роман? О старом, заброшенном особняке в престижном прибрежном районе, в котором живет старушка Фатима и ее слуга-карлик Реджеп. Каждое лето к Фатиме приезжают трое внуков: мот и гурман Фарук, толковый, но завистливый Метин и непутевый Хасан, которого оставили на второй год в лицее. Один дом, пять героев, пять обездоленных, одиноких, недовольных жизнью людей. Автор открывает читателю сокровенные мысли каждого, демонстрирует раскол страны из-за раскола в семье, нестабильность экономики в нестабильности каждого из персонажей. Разоренная Турция, словно пустая копилка Фатимы. Разрыв с историческими корнями, уныние, озлобленность, предчувствие неминуемой трагедии пронизывают души персонажей и всю страну.

Музей Орхана Памука: что делать с вещами, которые не отпускают?

Сам Орхан Памук признавался, что вкладывал в книгу дух своего времени, в каждом из молодых героев присутствует доля его собственной души, а все персонажи без исключения имеют прототипов из окружения Орхана в его молодецкие года. К тому же, письма его дедушки к бабушке частично нашли отражение в воспоминаниях из прошлого, которыми пронизан «Дом тишины».


11

«Подив і тремтіння» / «Страх и трепет» Амели Нотомб


Роман бельгийской писательницы «Страх и трепет» в свое время стал настоящей сенсацией. Он был номинирован на Гонкуровскую премию, и отличился главной наградой в области литературы от Французской академии. Рассказывает он о годе работы Амели в типичной японской компании, лишний раз доказывая, что понять восточный менталитет непросто, а когда речь идет о корпоративной этике — и вообще невозможно.

Казалось бы, мы носим похожую одежду, ходим в кино на те же голливудские фильмы, водим одинаковые автомобили, и все же, японцы и европейцы — люди с разных планет. Если для западного человека знания и упорство на новой работе — это преимущество, то для японца проявление подобных качеств — полное неуважение к старшим коллегам и совершенно лишнее привлечение внимания.

Подив і тремтіння. Фрагмент из украинского перевода Амели Нотомб

Жесткая иерархия начальников/подчиненных, строгая дисциплина и весьма своеобразные понятия о человеческих правах, абсурдные правила и странные требования, отсутствие стыда и одновременно подчеркнутая вежливость и напыщенность — это лишь общие черты механизма японского офиса, мелкой деталькой которого «выпала честь» стать Амели. Тем не менее в настоящее время японскую корпоративную этику, в том числе бизнес-философию кайдзен, которая отчасти описана в книге, считают одной из причин экономического чуда Японии. Впрочем, автора это вряд ли бы утешило, потому учитывая ее собственную историю, опыт в японском офисе был безусловно уникальным, но никоим образом не из приятных.

Свои неудачи, унижения и неудачные попытки изменить систему Амели точно превращает в своеобразную комедию, фарс, потому что только с юмором, с горькой и изобретательной иронией, рассказ о лузере может в конечном итоге превратиться в глобальный бестселлер.


12

«Ловець повітряних зміїв» / «Бегущий за ветром» Халед Хосейни


Дебютный роман Халеда Хосейни стал его визитной карточкой и чрезвычайным успехом в литературных кругах. Во-первых, эта книга об Афганистане: довоенном Кабуле и о том, какой стала страна в 2000-х годах. Во-вторых, она о беженцах и является отголоском судьбы самого автора — афганца по происхождению, семья которого эмигрировала в США в 80-х годах. В-третьих, это история дружбы и предательства, о болезненных воспоминаниях, бесконечном чувстве вины и попытках искупить ее.

Уроки человечности Халеда Хоссейни

Амир — сын богатого кабульского предпринимателя, члена правящей касты пуштунов. Хасан — его слуга и постоянный товарищ в детских развлечениях, по происхождению — хазареец, представитель национального меньшинства в Афганистане фактически оскорбленной и обедневшей касты. Их необычная связь, связь дружбы и преданности, прерывается малодушным выбором Амира. Он отказывается от своего друга на фоне растущей этнической, религиозной и политической напряженности в годы умирающей афганской монархии, а затем судьба разбрасывает их по разным уголкам мира, где оба будут страдать: один навсегда останется униженным, преданным всеми, кроме отца, а другой всю жизнь положит на искупление вины, не зная, что эта чаша бездонна.

Это исключительно мужская история, но читать ее без сомнения стоит всем. Халед Хоссейни пишет об ужасных и грустных вещах, от которых на душе остается тяжелый осадок, и, все же, дарит нам надежду, что все будет хорошо.


Особенные. 10 трогательных и важных историй для взрослых и детей

(Visited 870 times, 1 visits today)