Тамплиеры Жадана: Тьма лишь очерчивает свет

«Тамплиеры» — новая поэтическая книга Сергея Жадана. В нее вошли стихи 2015-2016 годов, поэтому ясно, что так или иначе каждая строка здесь — строка о войне, во время войны и в условиях войны. Я не хочу писать о культовости автора и знаковости книги. Жадан не любит подобных определений, и мне они кажутся лишними. Сами за себя говорят переполненные залы во время презентаций «Тамплиеров» по всей Украине. И когда я возвращаюсь с одного из таких вечеров, то чувствую, что зал воспринимает Сергея как рок-звезду. Или пророка. Или…

«Тамплиеры» — 39 стихотворений о войне, которую никто не объявлял, о боли, с которой никто не может справиться, о любви, от которой никто не может отказаться, и надежде, на которой все держится.»- пишет сам Жадан в кратком предисловии.

Издание удачно иллюстрируют работы Александра Ройтбурда. Он изображает поломанных (в прямом смысле этого слова) и печальных людей с дырками и странными наростами на теле. Их сразу же хочется собрать в кучу, сделать цельными и правильными. Такой же помощи нуждаются и герои стихов Жадана. Хотя у них остаются надежды на лучшее, но к ним все чаще примешаны отчаяние, растерянность или страх.

“Формуються світло й темрява, складаючись разом.

Літнє сонце перетікає в зими.

Все, що діється нині з ними всіма, називається часом.

Головне розуміти, що все це діється саме з ними.”

Многие персонажи стихотворений имеют своих прототипов. Другие (в большей или меньшей степени) — состоят из всех нас. «Тамплиеры» — зеркало, Жадан показывает каждому, некий срез-диагноз-итог сегодняшнего дня.

“Стільки дощу – а його несе і несе.

Я знаю все, що потрібно тому, хто знає все.

Дерева над головою. Темрява на плечі.

Я знаю все.

Я готовий вчитися далі.

Навчи.”

Смерть и бог — практически каждая поэзия так или иначе касается этих двух тем. Средневековья внутри, которое в многому было неотрывным от этих понятий, контрастирует с современными реалиями, в которых заброшено героев. Впрочем, немало текстов является вневременными, единственной константой возникают чувства — вера, которая берется неизвестно откуда, и любовь, как единственное, что в конце остается, когда все исчезает.

Выход есть. Правда, никто не знает, где он (“пройшов би потойбіч зими, / вийшов би поміж димів, / заговорив би серце пітьми, / якби говорити вмів.”)

Несмотря на мрачность книги в ней много добра, ибо, как пишет сам Жадан, «темнота только определяет свет». И пусть к этой темноте приобщаются целые табуны призраков и мертвых, которых стало больше живых, сильнее всегда будут другие вещи. Ведь пока появляются змееловы; пастухи; те, кто ухаживает за деревьями; влюбленные...У нас должно быть будущее.

“Всім, хто лишився жити після тяжкого мороку,

всім, хто зберіг свою радість і непокору,

кожному, хто вцілів під важкими зірками –

вони відбудовують місто збитими в кров руками.”

«Не надо спасать мир, попробуй спасти хотя бы кого-то.» — если нужно искать какую-то мораль, или «месседж«, то пусть это будет он.

Яна Онышкевич

Источник:  Яна і монстри

(Visited 1 119 times, 1 visits today)