Елена Павлова для #ПроЧитання: «Моя библиотека напоминает отель для книг»

Для рубрики #ПроЧитання Елена Павлова, журналистка, художница, автор самого книжного украинского комикс-кота Инжира, основательница и куратор литературного конкурса «Новелла по-украински» от журнала «Країна» рассказывает историю появления кота Инжира, собственном отеле для книг, книге как цифровом тексте, и о том, почему она хотела заглянуть в библиотеку домохозяйки с Горишних Плавней.


Как возник кот Инжир, расскажи его историю появления?


Кот Инжир возник, когда я впервые попробовала инжир. Это был август, и привезенный из украинского Крыма, он был вкусный, как мед, но лучше. Я тогда очень хотела завести кота, но мой график, стиль жизни и муж были против. Рисованный кот имеет безоговорочные преимущества: его не надо кормить, он не испортит любимые босоножки и спокойно выдержит частые путешествия и ненормированный рабочий день хозяина. Любовь к кошкам и восторг от инжира срезонировали и проявился в толстеньком озорном комикс-персонаже. Затем о нем узнали друзья и требовали новых рисунков. Впоследствии Инжир завел страницу на Фейсбуке и начал писать блоги о книжечках. Утверждают, что их следует выбирать, как любовников, а за год надо прочитать столько книжек, сколько весишь сам.

Processed with VSCO with a6 preset
Есть ли у тебя любимый литературный герой / героиня? Инжир ревнует?)

Инжир ревнивый, но поскольку он сам активно читает и часто влюбляется, то забывает ревновать еще и к моим любимым литературным героям. Их тоже много. Например, мой любимый литературный герой — женщина из стихотворений Сергея Жадана.


Что ты сейчас читаешь? Расскажи о трех последних интересных прочитанных книгах.


Сейчас читаю “Ми – це наш мозок” нидерландского нейробиолога Дика Свааба, который почти 30 лет руководил Нидерландским институтом головного мозга. Очень круто, никак не могу остановиться ее пересказывать друзьям. Например, историю, как человек-лунатик проехал 23 километра, во сне убил тещу и проснулся уже, когда убивал тестя. Осознал, что натворил, и сдался в полицию. Или что бокс в некоторых странах уже запретили, и как деградирует мозг боксеров после каждого боя. О химии любви и материнства, о том, как устроена память и почему люди делают операции по смене пола. Читаю медленно, потому что там много о болезнях и поэтому немного грустно. Но я очень смешно выгляжу с ней в метро — зрачки расширены, иногда даже дочитываю разделы на ходу, уже выйдя из вагона.

13235667_10207500108874973_2582947616625849207_o

Также начала читать“Копаний м’яч” Дениса Мандзюка об истории украинского футбола. Впервые в жизни я читаю книгу о футболе, и она для меня особенная. Последние год-два Денис постоянно рассказывал мне о работе над ней и это напоминало ведения беременности — я наблюдала пренатальное развитие книги). Первыми буду читать фельетоны о футболе с галицких газет начала ХХ века. В этой книге много юмора и замечательные иллюстрации. И крутая винтажная футбольная терминология, например, форвардов сто лет назад называли чільниками, ворота — брамами, угловой — это наріжняк (ибо грач, то есть, игрок становится на углу поля, чтобы ударить).

С последнего прочитанного — наконец, с опозданием, но “Непрості” Тараса Прохасько. К Прохасько мне просто надо было дорасти, и этой весной это произошло. После майского дождя и вина. Читаю «Непростых» и думаю, как хорошо, что я не успела все лучшие современные тексты украинской литературы прочитать еще в академии. Их немного, это было реально. И я пыталась. Но все тексты ждут своего часа. «Непростые» просто прятались от меня до тех пор, пока это было нужно. С этой книги взяла важнейшее, несколько магическое правило — «Не предавать своих интонаций».

Иона Бергер,“Заразливий: Психологія вірусного маркетингу”. Люблю наблюдать за развитием современных информационных технологий, и как они влияют на нашу жизнь. Систематизировала свои соображения о том, какие статьи, рисунки и ролики распространяют интенсивно. Бергер выводит основные правила, например, «Люди делятся информацией, которая создает им положительный имидж». Поразил факт, что рассказывая об удачных выходных, люди чувствуют такое же наслаждение, как от двойной порции шоколадного торта. И именно поэтому мне так приятно сейчас рассказывать о любимых книгах.

Понравился новый роман Юрия Винничука “Цензор снів”. Статью о нем назвала “Секс, наркотики і кармонадлі”. В рецензии писала, что его стоит читать уже ради самого языка. “Це якась некастрована радянською лінгвістичною каральною системою українська мова, яка ще й регенерує – заповнюючи у собі порожнини. Наприклад, авіакатастрофу він називає аеротрощею – за аналогією до кораблетрощі”.


Где, когда и как ты читаешь?


Утром в постели, пока пью кофе и стараюсь проснуться. В метро: длинная дорога — самое беззаботное время, потому что ты не должен ничего делать, и можно читать без мук совести. В поездах, купе — идеально. Летом — на реке и на веранде, выходящей в сад с яблонями в бабушкином доме в деревне. На чердаке, где пахнет сеном. В кафе и парках. Дома во всех свободных уголках. Мечтаю о кресле-мешке для чтения.


Есть ли у тебя определенная система для чтения? (например, утром только нон-фикшн, или не менее 50 страниц в день и т.д.)


У меня достаточно хаотичная запойная система — найти книгу, которая меня увлечет так, что не смогу оторваться и читать до конца. Потребность в чтении — постоянная. Но не каждая книга способна меня так увлечь. Не люблю романы, где есть только умелое выполнение жанра, и больше ничего — ни языка, ни глубины или новых идей. Впрочем, хочу в этом году ввести определенные системные элементы, например, чтобы среди читаемых параллельно книг всегда была одна на иностранном языке — английском или польском.

С ритуалов — ведение читательского дневника на Goodreads. Добавляю туда украинские книги, пишу отзывы и даты чтения. В конце года он считает, сколько ты страниц прочитал серьезная мотивация. В декабре впопыхах много дочитывала — чтобы больше было.


У тебя есть домашняя библиотека? Сколько в ней книг?


Посчитать сложно, потому что она как Змей Горыныч — одну голову отрубают, вырастает три новых. То есть, я постоянно пытаюсь избавляться книг, но новые появляются быстрее. Моя библиотека напоминает отель для книг. Некоторые — путешественники, которые остаются, пока их не прочитают или так и уйдет непрочитанными. Другие поселяются здесь навсегда и мне кажется, что я никому их не отдам.

12047094_657725704369807_9111124759616978573_n

Легче всего я расстаюсь с новыми прозаическими книгами. Отдаю друзьям или в библиотеки. В главном моем книжном шкафу идет беспощадная борьба за пространство, и поэтические книги имеют преимущество над прозаическими, потому что их я еще буду перечитывать. Второй шкаф — для арт-изданий, на которых я поведенная и отдавать никому не собираюсь. Там явное перенаселение полок, но эти ряды я прореживать не собираюсь. Более того, книги об искусстве уже аннексировали несколько соседних полок. С недавних пор я чувствую серьезную угрозу личному пространству со стороны книг. Это геополитическая борьба за жизненное пространство — я или книги, и последние пока побеждают в этой жестокой игре.


Какие книги нравятся больше, электронные или бумажные?


Это как спрашивать, кто красивее — брюнетки или блондинки. В зависимости от книги. Хорошая бумажная книга — как хорошо срежиссированный спектакль, где все продумано, текст, шрифты, иллюстрации, пространства органично переплетаются и дополняют друг друга. Очень удобно сделанновый сборник Оксаны Забужко “І знов я влізаю в танк”. Николай Ковальчук использовал для нее шрифт Андрея Шевченко «Бандера». Люблю желтую бумагу, легкую и жесткую. Люблю ценные иллюстрации, как шекспировские из Гамлета и Ромео и Джульетты Владислава Ерко. Но я понимаю, что иногда книга — это только текст, и она оставит мне больше жизненного пространства, если будет в Киндле. Когда-то на форуме во Львове была на прекрасной лекции, где говорилось, что сейчас происходит эпохальный перелом для книг. Последний раз подобный был, когда книга потеряла форму свитка и приобрела форму кодекса, то есть, привычной нам книги со страницами. Теперь книга — это цифровой текст, в котором можно осуществлять поиск. Возможно, чуть позже книга станет информационным облаком — текстом-переплетением внутренних и внешних ссылок с интерактивными иллюстрациями. И на фоне такого направления развития бумажная книга все больше будет двигаться в сторону арт-объекта — уникального художественного произведения, что существует в одном или нескольких экземплярах. И стоит, соответственно, как произведение искусства. Владеть которым — преимущество.


Расскажи о нескольких книгах, которые стали ключевыми в твоей жизни, которые что-то изменили?


Каждая книга меняет что-то в тебе. Шучу, что первая прочитанная книга оставляет влияние на всю жизнь. У меня это — «Коза-Дереза», изданная в издательстве «Веселка».

Больше всего их было в студенческие годы, когда дорвалась в библиотеку Киево-Могилянской академии, где я училась. Первую же книгу я взяла «Улисс» Джойса. Но за 2 недели ее нужно было вернуть, поэтому эту книгу я дочитала только после выхода украинского перевода. Между тем, я украла, то есть, символически «выменяла» Джойса на русском на двадцатку книг, где были Шкляр, Жадан и Кокотюха, в библиотеке Майдана. Книга была с обожженные корешком, уже где-то пережила пожар. Я подумала, что принесенный мной Шкляр нужен сельским библиотекам больше, чем Джойс, поэтому книгу не возвращала. Этим спасла ее от погрома Беркутом библиотеки Майдана.

Сильное влияние имел Майк Йогансен с текстом “Як будується оповідання. Аналіза прозових зразків”. Для тех, кто пишет — не только прозу, но и просто блоги или статьи — очень полезно.

На этот вопрос есть множество ответов, а как может не изменить твой мир в юношестве прочтение романов Андруховича, например. Или текст Вальтера Беньямина “Мистецький твір у добу своєї технічної відтворюваності”. Или стихи Жадана, услышанные 15 лет назад. Или стихи Маяковского после скучных школьных элегий о природе.


У тебя есть любимая цитата?


“Книжечки – це вітамінки для розуму”, (Кот Инжыр).


Ты любила читать в детстве? Какая книга была самой любимой?


Очень. Из множества любимых сейчас вспомню ту, которой у меня никогда не было, но читала отрывки и очень хотела иметь и прочитать полностью: “Тореадори з Васюківки” Всеволода Нестайко. Мечта сбылась. Еще «Избранное» Лины Костенко, которую мне подарила мама. Не знаю, где она нашла ее тогда, лет 20 назад, на желтоватой бумаге.


У тебя есть книги, которые ты советуешь друзьям / знакомым больше всего?


Когда-то даже выдумывала профессию — и-критик, индивидуальный критик и советник по вопросам книг. Потому что каждый человек требует индивидуального подхода, и ему нужно советовать именно те книги, которые подходят его вкусам, потребностям, жизненным ценностям. Например, роман Софии Андрухович “Фелікс Австрія” замечательная книга, но советую ее только тем, кто это оценит. Поэтому универсальных рецептов нет. Так же как нельзя всем советовать, например, Чехова, потому что это очевидно, что его надо читать, и удивительно, если кто-то этого не сделал до сих пор. Хотя книги приходят к нам именно в то время, когда нам это нужно. Но есть какие-то текущие книги, которые понравились и хочу поделиться счастьем прочтения. В прошлом году, например, это были “Дім з вітражем” Жанны Слоневской — замечательный роман о Львове, который вскоре выйдет на английском, кстати. Также графический роман “Діра” Сергея Захарова — мирового уровня, по моему мнению. Как он в арт-группе «Мурзилка» расставлял по оккупированному Донецку карикатуры на режим ДНР, как попал в плен и сносил пытки, как абсурдно его освободили, а затем снова арестовали. Это правда о современной Украине, рассказанная таким языком, что поймут в мире. Его бы рекомендовала иностранцам. А лучшее, что получилось в этом году с короткой прозы у нас — «Яйця динозавра» Олеся Ульяненко, оно очень живое, немного удручающе, но насыщенное и цветное, все слова на своем месте, есть сюжеты и неожиданные темы, глубокие образы, мастерски выписаны очень несколькими штрихами — лаконичными и точными.


В чью бы домашнюю библиотеку тебе было бы интересно было заглянуть, и почему?


Ко всем людям, которые мне интересны. Впрочем, мне вообще интересны люди. В их библиотеках можно найти неожиданные книги и уничтожить все стереотипы. Мне очень интересно, что в библиотеке сельского врача, профессора высшей математики с КПИ или домохозяйки с Горишних Плавней. Так мы узнаем о жизни, о том, что происходит в головах людей. Действительно у нашего воображаемого «массового читателя» стоит Андрей Кокотюха, или все-таки до сих пор Дария Донцова? Читали ли нынешние старшеклассницы Жадана и Андруховича?

Отдельный интерес, конечно, к библиотекам интеллектуалов, например, Оксаны Забужко. В ее речи бывают такие изысканно подобранные старинные украинские слова, интересно, из которых они книг происходят.

Фото со странички Facebook Лены Павловой.


Читать: Владимир Ермоленко для #ПроЧитання: «Библиотека — это как билет на каждый день в любую точку мира»

Читать: #ПроЧитання: читательские привычки и любимые книги Татьяны Терен

Читать: #ПроЧитання: что и как читает Ирина Славинская

(Visited 842 times, 1 visits today)
Ксеня Різник
Ксеня Різник
Редакторка blog.yakaboo.ua, блогерка в Етажерка. 10 років пишу про книжки (OpenStudy, газета День, gazeta.ua, MediaOsvita, власний блог та блог Yakaboo). Природний для мене стан: читати, розповідати та писати про книжки. Трішки схиблена на сучасній британській літературі, шпигую за лауреатами усіляких премій, найкращих додаю у список "читати негайно"). У вільний від книжок час знайомлюсь із птахами, марную фарби та олівці.
http://ksenyak.wordpress.com