Дед Свирид: В украинской литературе прослеживается целая эволюция Свиридов, которые появляются тогда, когда в них возникает нужда

Дед Свирид – маска популярного блогера и автора пятитомного проекта «Історія України від діда Свирида», две книги из которого уже доступны читателям. Мы поговорили со Свиридом Афанасьевичем о том, как сделать историю интересной для широкой аудитории. А также разузнали немножко о происхождении Деда Свирида, генеалогическое дерево которого не ограничивается связью с одноименным персонажем Леся Подервянского.


Читать: Урок истории: История Украины от Деда Свирида. Книга первая


Написать полную историю Украины – план амбициозный. Расскажите о ваших отношениях с этой наукой. Что побудило изучить историю, что помогло хорошо разобраться в ней и не терять к ней интерес?


Вообще-то ничего слишком сложного в этом нет, ведь с научной точки зрения прошлое нашей страны изучено достаточно хорошо. И моя задача состоит в том, чтобы просто изложить тот массив исторических знаний на легком для восприятия современными читателями языке.

Должен немножко рассказать, почему я начал писать «Історію України від діда Свирида». Потому что делаю это не совсем по собственному желанию. Никаких планов что-то писать у меня никогда не было. В июне 2014 года, в горячую фазу войны, если помните, по Украине прокатывались волны паники и истерики. Повсюду носились слухи, что российские войска уже то под Черниговом, то вообще под Киевом. Слухи эти явно были инспирированы в том числе вражеской пропагандой, а боролись с паническими настроениями в сетях в те уже далекие дни фактически только энтузиасты.

Именно в то время, вернувшись из одной из первых волонтерских поездок в АТО, раздражаясь от всевозможной панической ерунды, которую писали в Facebook, я увидел, как ловко с российскими троллями бьется популярный блогер Мурзик Васильевич. И этот прием мне настолько понравился, что я уже долго не раздумывал: у меня будет Свирид Афанасьевич. Я завел себе аккаунт на это имя, которое позаимствовал из известного произведения Леся Подервянского. Потому как строгий и одновременно языкастый дед с «таинственно мерцающий ломом» подходил для такого дела лучше всего. Вот я и начал писать посты на злобу дня в стиле юмористически-сатирической «деревенской аналитики», пытаясь делать это по возможности смешно. Потому что эффективно бороться со страхами может только здоровый смех.

Так вот, в тех постах Свирид Афанасьевич кроме описания актуальных событий часто делал разные экскурсы в историю Украины. И, в конце концов, читатели начали массово требовать от меня написать отдельную книгу. Чтобы не искать те разбросанные по всему Facebook исторические очерки.

Сам я не считаю себя историком в строгом понимании этого слова. То есть, не занимаюсь историей профессионально, как наукой. Хотя, конечно, у меня есть высшее историческое образование и даже опыт педагогической работы. А излагая историю, я не раз сталкивался с проблемой тяжелого восприятия учащимися представленного в учебниках материала. Волей-неволей приходилось прямо на уроке импровизировать и искать интересные для детей формы подачи написанного в книгах. Помню, например, как проходя тему «Объединение Италии» и отметив, что ученики откровенно скучают, рассказал им о короле Викторе-Эммануиле II. Не избегая и забавных черт этого достаточно экстравагантного исторического персонажа. Два десятка пар глазок немедленно вспыхнули интересом, а когда я дал описание внешности этого монарха, класс уже просто хохотал. И после этого мне как учителю рассказывать о сложных политических перипетиях итальянского Рисорджименто было уже значительно проще.


В своих книгах вы сделали упор на истории, интересной для читателя. Прежде всего это касается выбора удачной формы, оживленных диалогов, употребление суржика. Чего кроме понятного языка не хватает исторической литературе, чтобы стать привлекательной и популярной, а истории как дисциплине – доступной?


Спасибо за такую оценку моего скромного труда, но «Історія України від діда Свирида» – это лишь одна из возможных форм рассказать о прошлом нашего народа. А таких форм, если мы заглянем в книжные магазины Франции, Германии, США, Великобритании или той же Италии, – множество. Это могут быть и научно-популярные издания, и иллюстрированные альманахи, а также комиксы. Ничего плохого в заимствовании и адаптации к украинской специфике уже имеющихся форм изложения истории я не вижу, а наоборот – всячески приветствую и поддерживаю.

Чего же не хватает отечественной исторической литературе, чтобы стать привлекательной и популярной? Я прежде всего многолетний читатель. И как читатель давно заметил, что время от времени наши авторы (не только исторические) не совсем точно чувствуют читателя, которому адресуют свои книги. Автор или примитивизирует его, или заигрывает с ним, или переоценивает, вообще идеализирует и говорит с ним туманно, малопонятными намеками. Почувствовав наконец, что книга писалась не для тебя, ты вежливо ее закрываешь, кладешь на полку и больше о ней не вспоминаешь.

Не скажу, что сам точно знаю, чего ожидает от меня читатель, но мне очень помог опыт непосредственного общения с читателями на Facebook. Где, опубликовав тот или иной отрывок из будущей книги, ты сразу в сотнях комментариев видишь реакцию будущих читателей. Поэтому я искренне советую нашим авторам найти форму поддержания с читательской аудиторией постоянного диалога. Это не так сложно. Тем более, что и читательская аудитория в Украине не так уж, к сожалению, велика.


Подходит ли ваша форма повествования для разговора о ХХ веке, трагедии которого до сих пор остаются свежими и личными?


Резонный вопрос и он справедлив не только по отношению к трагическим событиям ХХ века. Во втором томе, например, рассказывается о сожжении Киева Батыем в 1240 году, да и вообще об ордынском нашествии XIII века. И понятно, что рассказывать о тех событиях весело посмеиваясь, мягко говоря, неуместно. Поэтому и тональность дедушкиного рассказа здесь меняется, ведь моя цель не написание бездумно радостных и развлекательных, а потому научно недостоверных, книг. Цель другая – рассказать, в каких исторических условиях наш народ формировался, а также как и почему украинцы, пройдя через сложные исторические испытания, сейчас – в XXI веке – остаются одним из крупнейших народов Европы. И, я бы добавил, одним из самых закаленных и готовых к дальнейшей государственной жизни.

Что же касается ХХ века, которому по моему плану будет посвящен отдельный, пятый том «Історії», то я уже сейчас постоянно думаю, как дед Свирид будет рассказывать читателям о событиях нашего недавнего прошлого. Для меня это очень интересная эпоха, именно этот период составляет мой профессиональный интерес. У меня уже есть некоторые идеи о том, что и в какой форме дед Свирид поведает читателям и об Украинской революции, и о Голодоморе, и о Второй мировой войне, и об ОУН, об УПА, а также о других сложных, контраверсионных темах. В которых, кстати, в нашем обществе нет устоявшегося, единого мнения, и это еще сильнее меня мотивирует. Итак, надеюсь, будет и информативно, и интересно. А надлежащую форму повествования дед Свирид уже сумеет как-то подобрать. Он историк хоть и сельский, но уже немного опытный ?


Как вы относитесь к историческим романам? Эксперты по истории вообще любят этот жанр? Доверяют ему? Есть в этой литературе то, что вызывает у вас сопротивление?


Если исторический роман хорошо написан – он мне нравится, если нет – не нравится. Это же литературный жанр, форма искусства, а не научный труд. И здесь многое зависит от эмоционального восприятия произведения. А отношение к историческому фактажу в такой книге со стороны ученых-историков, пожалуй, зависит от того, насколько свободно автор обращается с историческим материалом. Что, однако, не означает низкой художественной ценности произведения. Мы же видим, насколько популярными до сих пор являются книги Александра Дюма (отца), историческая достоверность которых не поддается никакой критике.

В то же время литература знает немало примеров очень ответственного отношения писателя к данным исторической науки, и в связи с этим не могу не упомянуть об одной из любимых книг моего детства – о «Нащадках скіфів» известного украинского писателя-фантаста Владимира Владка. Написаны «Нащадки» были еще в 30-х годах прошлого века, и на то время автор опирался на передовые данные, которыми располагали тогдашние археологи. Со временем научные знания о жизни и быте скифов значительно расширились, и современные скифологи вполне могут найти в книге Владка немало неточностей. Однако это вовсе не унижает ее истинной ценности. Ибо мое увлечение историей, наверное, началось в тот день, как мне в детстве в руки попала книга, на обложке которой изображен скиф с копьем и вооруженный луком комсомолец.


С кем из писателей вы поспорили бы об описании ими исторических событий?


И практически со всеми! Шучу, конечно… но только частично. На мой взгляд, современную украинскую научно-популярную литературу все еще характеризуют две крайние тенденции: а) неудержимая глорификация всего, что связано с историей Украины, и героизация ее исторических деятелей; и б) неистовое развенчание событий, явлений и исторических фигур, которые в отечественной историографии традиционно подаются в положительном свете. Иногда до их полного поношения. Примером таких диаметрально противоположных подходов могут быть научно-популярные книги, которые вышли в течение последних нескольких лет и посвященные эпохе казачества и, в частности, фигуре Богдана Хмельницкого. Которого оценивают в диапазоне от талантливого и выдающегося деятеля тогдашней Европы до недалекого сепаратиста, который устроил в Речи Посполитой свое ОРДЛО, которое малодушно передал под власть Москвы.

Любое изложение исторических событий имеет право на существование, любой из авторов волен давать фактам или действиям исторических лиц собственную интерпретацию. Однако, по моему мнению, в отечественной исторической литературе все еще слаб сегмент взвешенных и спокойных книг, которые бы опирались на объективный анализ реальных событий и просто на здравый смысл. Так что создавая «Історію», тешу себя нескромным мнением, что по мере сил понемногу заполняю этот пробел.


28_12_2


Вы взялись написать историю Украины с точки зрения персонажа, который не только наделен своими чертами, но и принадлежит к конкретному типажу. Это история не просто глазами обычного сельского деда, а типичного украинского мужчины. Удачный выбор для разговора с широкой аудиторией. Насколько вы и ваш персонаж похожи?


Как я уже говорил, «Дед Свирид», или «Свирид Афанасьевич» – это литературная маска, которая родилась спонтанно и в значительной мере случайно. Для меня это была временная форма участия в фейсбучных баталиях, по крайней мере, я никогда не думал, что этот дед еще и в писатели выбьется.

Впоследствии кто-то из читателей порадовал меня шутливым предположением, что все это не случайно и в украинской литературе прослеживается целая эволюция Свиридов, которые появляются тогда, когда в них возникает нужда. И которые являются характерными речниками своей исторической эпохи.

Отталкиваться можно от Свирида Петровича Голохвастова – цирюльника из-за канавы – острого на язык оптимиста, который никогда не впадал в отчаяние. А вот главный герой «Зенітки» Остапа Вишни – дед Свирид – типаж уже несколько другой. Это Свирид военной поры. Но также мастер острого словца и жизнелюб. Который, однако, при необходимости может и вилами-тройчатками по врагам пройтись. Вот Свирид Афанасьевич уже упоминавшегося Леся Подервянского – дед 70-х годов XX века. Тоже языкастый, но за грубым цинизмом которого легко угадывается недовольство современными ему реалиями и желание отгородиться от неприятного ему внешнего мира в своем отдельном уютном доме. Этакая «украинская непокорность в моей хате с краю». Ну, и в таком случае фейсбучный дед Свирид начале XXI века переживает трансформацию в соответствии с требованиями нового времени. Этот Свирид уже не сидит дома, он вышел на улицу, стал активным гражданином, участником Майдана и волонтером. Однако, как и его предшественники, так же остается острым на слово жизнелюбом с ироничным взглядом на близлежащие реалии.

Повторюсь, это не моя оценка, такую «свиридологии» в шутку вывел один из моих читателей, и мне она тоже показалась остроумной. Похож ли этот персонаж на меня?.. Ну, возможно, как Швейк на Гашека. То есть Швейк значительно колоритнее.


Ваша книга осуществляет перевод истории современным языком, языком современных реалий. Как часто должен происходить такой процесс, чтобы суть исторических событий оставалась понятной для широкой общественности?


По моему мнению, этот процесс должен происходить постоянно и непрерывно, ведь время на месте не стоит, и изменяются не только исторические обстоятельства, но даже речь. И теперь, например, произведение первого украинского историка, Нестора-летописца, «Повесть временных лет» современный читатель без перевода и без должной профессиональной подготовки воспринимать просто не в состоянии.

И зачем брать произведение, которому девять веков? Возьмем другой пример – «Історію України-Руси» Михаила Грушевского. Эта фундаментальная работа выдающегося историка во многих отношениях поныне сохраняет научную актуальность. Но современному украинцу читать те полные архаизмов и галлицизмов страницы уже сейчас непросто. Хотя после их появления прошло лишь чуть больше ста лет.

Современный язык развивается еще стремительнее, и уже через несколько десятилетий современная украинская речь также, наверное, покажется следующему поколению полной забавных архаизмов. Следовательно, и книги, в том числе исторические, должны непрерывно появляться новые и новые, это вполне нормальное явление.

Вообще, написать историю, которая была бы единственно правильной и главной исторической книгой на все времена просто невозможно. Вот была в Украине когда-то «Історія України-Русі» Николая Аркаса. Написанная простым народным языком, она сыграла неоценимую роль в историческом просвещении широких украинских масс. Для своего времени – а это было начало ХХ века – это была прекрасная народная книга, которая учитывала не только развитие исторической науки, но и уровень образованности тогдашнего массового читателя. Думаю, что не только взрыв национального самосознания в эпоху Украинской революции 1917-1920 годов, но и дальнейшая украинизация 20-х годов ХХ века стали возможными в значительной степени благодаря работе Николая Аркаса. Однако сейчас эта, напечатанная необычной современному читателю кулешовкой, книга может привлечь разве что библиофилов. Как источник знаний «Історія України-Русі» Николая Аркаса с честью выполнила свою историческую роль, после чего и сама отошла в историю.


Вы принимаете активное участие в волонтерстве в зоне АТО. В частности благодаря вам в Донецкой области снова появился сигнал украинских телеканалов. Насколько удовлетворительным по вашему мнению сейчас является наполнение украинского телеэфира? Какого материала не хватает?


Вряд ли в Украине есть кто-то, кто был бы в восторге от отечественного телевидения. Однако полное отсутствие украинского телевидения на оккупированных территориях превращает ОРДЛО на российское телевизионное гетто. Ведь для большой части местного населения единственным источником информации является аналоговое телевидение. Потому как установить спутниковое или кабельное они возможности не имеют, интернетом не пользуются.

Поэтому еще весной, во время обсуждения этой ситуации с основателем и руководителем волонтерского фонда «Вернись живым» Виталием Дейнегой, прозвучала смелая идея самим организовать ретрансляцию на максимально возможную площадь украинских телеканалов. Идея эта принадлежала Виталию, он же взялся за решение технических вопросов и занялся согласованием этой инициативы с соответствующими структурами, в частности с соответствующим военным командованием. Ведь ретранслятор установлен на нашей территории в зоне непосредственно приближенной к линии разграничения.

Роль же деда Свирида заключалась в финансировании этого замысла, ведь мощный ретранслятор и соответствующая аппаратура стоят денег. Эти средства получены за реализацию второго тома «Історії України», поскольку это такая форма моего волонтерства: дед Свирид пишет книгу – читатели ее покупают – из полученных средств приобретается что-то нужное для Армии.

А относительно наполненности украинского телеэфира – никто из нас не наивный и мы не надеемся, что после показа каких-либо телепередач населения в ОРДЛО изменит свои настроения и массово поднимет украинские флаги. Речь не об этом. Речь о том, что это наша территория и там живут граждане Украины. Которым мы должны обеспечить условия, чтобы они продолжали чувствовать себя причастными к Украине.

Знаете, какая первая просьба пришла с той территории, когда один тамошний дядя настроил свой телевизор на наш сигнал? Он попросил обязательно транслировать матчи украинского футбольного чемпионата. Он очень соскучился по нашему футболу. А вот российский чемпионат для него все еще остается неинтересным, чужим. И он там такой не один.


В Украине начала появляться своя интересная кинопродукция, в том числе и по материалам произведений современных украинских авторов. Экранизации каких украинских книг (или книг о каком историческом периоде) были бы целесообразными и актуальными сегодня?


Это очень своевременное вопрос и я Вам за него чрезвычайно благодарен. Потому что можно написать прекрасные книги, которые прочитает максимум несколько десятков тысяч читателей. А вот кино смотрят миллионы. И без современного исторического кинематографа решить вопрос популяризации отечественной истории среди широких слоев населения не удастся

Историческая тематика в нашем кинематографе выражена не очень рельефно. Есть, правда, несколько хороших фильмов, посвященных, в частности, УПА, но они скорее исключение из правила.

Поэтому в этой сфере просто непочатый край работы – за что ни возьмись, все будет актуальным и нужным. Я очень далек от киноиндустрии, но если полистать уже написаны два тома «Історії України від діда Свирида», то на их страницах можно найти немало моих вздохов «Ах, какое хорошее кино можно было бы снять про эти события». Есть такие ремарки и в тексте третьего тома. Я их оставляю в своих книгах, надеясь, что когда-то, возможно, они попадут на глаза нашим кинорежиссерам и подадут им идеи по экранизации отдельных ярких страниц нашей истории. Потому что они того стоят.

У меня в голове давно созрели синопсисы для целой исторической трилогии: первый фильм принадлежал бы к эпохе истории Руси времен Ярослава Мудрого, второй фильм – о рыцарстве эпохи Великого Княжества Литовского, а третий фильм – со времени Казачества. Фильмы по замыслу были бы объединены отдельными сквозными темами и, возможно, исполнителями главных ролей. Это было бы не только зрелищное, но и умное кино. И обязательно – исторически достоверное.


И напоследок. Какой ваш топ книг на историческую тематику?


В Украине всегда выходил большой массив научных статей и монографий, написанных профессиональными учеными. Однако рекомендовать их широкому кругу все же не решусь. Потому как читать такие книги неподготовленному человеку довольно сложно. Приятным исключением здесь является историческая серия «Україна Incognita», которую уже не первый год инициативно издает группа профессиональных украинских историков, объединенных в Исторический Фронт «Ликбез». Каждая книга серии пишется специалистом (или специалистами) по соответствующей эпохе, и за научную достоверность изложенного там материала можно ручаться. Однако пока работа не завершена, и говорить, что «Ликбез» охватил всю историю Украины, еще рано. Верю, что такой день наступит, и я искренне желаю инициатору и руководителю проекта Кириллу Галушке и его коллегам сил, вдохновения и успехов. Они делают большое, очень нужное дело.

Отдельно хочу упомянуть о серии «Справжня історія», которую пишет журналист и историк Алексей Мустафин. Серия эта, правда, не об истории Украины. Автор пишет историю человечества, начиная с древнейших времен, от древних цивилизаций и до сегодняшнего дня. Интересно, что А.Мустафин начал писать свою «Справжню історію» еще тринадцать лет назад и только для одного читателя – для своего новорожденного тогда сына. Неудивительно, что работа оказалась настолько качественной, что была напечатана, и на полках книжных магазинов читатели могут найти уже, кажется, четыре тома «Справжньої історії». Это пример качественного популярного изложения истории, написанной к тому же на прекрасном украинском языке. Перу Алексея Мустафина, кстати, принадлежит и «Історія кави» – я с большим удовольствием ее читал, не на каждой странице узнавая что-то новое.

Что же касается наших писателей, специализирующихся в жанре популярной исторической литературы, то должен честно признаться, что за этой отраслью слежу не слишком внимательно. Поэтому вполне допускаю, что пропустил немало достойных и интересных произведений, за что прошу у этих авторов прощения. И искренне желаю им всем новых творческих достижений и благодарных читателей.

А тем из читателей, кто все еще никак не может найти в отечественной исторической литературе ничего для себя интересного, намекаю – книги можно не только читать. Но и писать.


Купить книги в Yakaboo


Читать: Продолжаем изучать историю: История Украины от Деда Свирида. Книга вторая

(Visited 8 427 times, 5 visits today)
Yakaboo
Yakaboo
Найбільша online-книгарня України. Любимо книжки понад усе:)
  • Гидеван Александрович

    Замовляв книгу синові, але із задоволенням читаю сам.

  • Alexander Zubchenko

    Дуже чекаємо на третій том! Перші два читали всією Хунтою! 🙂

  • Петя Симоненко

    Як на мене, Дід Свирид в цій своїй розмові з читачем дуже вдало відповів на закиди, особливо російських істориків, а точніше — псевдоісториків проте, що «…нельзя переписывать историю!».
    А точніше, «…нельзя переписывать…» історію України, написану в Кремлі…!
    Не тільки «…нельзя», але й треба! Більш того, ІСТОРІЯ, на мій погляд, це — ПОГЛЯД СУЧАСНИКІВ НА МИНУЛЕ!
    Тобто, кожне покоління має право і буде мати своє бачення подій минулого, а значить, обов’язково напише СВОЮ ІСТОРІЮ!
    В цьому сенс розвитку і прогресу історичної науки як такої!

  • Дещо не погоджуюся з автором щодо архаїчності Миколи Аркаса. Я за власним бажанням свого часу читав його «Історію України-Руси» паралельно до шкільного підручника (а це було в 90ті роки) і мені дуже була до вподоби якісна підготовка та подача матеріалу, його структурованість і (тут окрема дяка упорядникам, поліграфістам) зручність та швидкий пошук матеріалу. А текст листа козаків турецькому султанові пам’ятаю й досі.