Антиутопия с душой

Антиутопия с душой
Фонове зображення: thepageworm.com

Книга «Не відпускай мене» стала для меня заключительной антиутопией осени. Мне казалось, что после Оруэлла, Берджеса и Хаксли мне будет с чем сравнить роман Исигуро, но он оказался ни на что не похожим. И, как бы это банально не звучало, не отпускал долгое время.


Кадзуо Исигуро — художник зыбкого мира

Кадзуо Исигуро родился 8 ноября 1954 года в городе Нагасаки. Ему было шесть лет, когда его семья перебралась в Англию, графство Суррей, где он провел юношеские годы. Через двадцать два года он получил гражданство и с тех пор считается британским автором японского происхождения.

Фото: Francesco Guidicini/The Times/NI Syndication/Redux
Фото: Francesco Guidicini/The Times/NI Syndication/Redux

Молодой Кадзуо грезил о музыкальной карьере. После школы он получил академический отпуск , колесил по городам канады и США, выступал в клубах и рассылал демозаписи в студии. Но здесь успехи ограничились только написанием песен для джазовой певицы Стейси Кент.

Будущий писатель получил степень бакалавра английского языка и философии. Он успел поработать социальным работником перед тем, как стать автором своего первого романа «Там, где в дымке холмы», который принес ему признание в 1983 году.

С тех пор он регулярно издается, его романы переводят на многие языки мира и номинируют на престижные премии. Тем не менее, этот признанный во всем мире автор, издается в Украине впервые.


Антиутопия с душой

Я читала этот роман и представляла, как Кети Г. рассказывает историю своей жизни, лежа в палате или гуляя по парку в инвалидной коляске. Ничего такого в книге не было, но с первых страниц вы поймете, что это так.

Так я узнала о детских годах Кети в Гейлшеме — особой школе для доноров. Она вспоминает это время с теплом: занятия по искусству, важность творчества, участие работ в Галерее и своему здоровью. Истории были в основном об отношениях с друзьями — Томми и Рут. Кажется, их троица неразлучна, несмотря на скверный характер Рут, отстраненное поведение Томми, и даже любовный треугольник.

Эта женщина не заостряет внимание на том, кем являются друзья и она сама. Мне иногда так хотелось спросить о жизни доноров, но она продолжала говорить и ответы мне пришлось искать самостоятельно.

Когда Кети Г. закончила вспоминать свою жизнь, я осознала, что книга вовсе не о донорах и странной антиутопической Англии. И что Кети Г. — инструмент, с помощью которого Исигуро поднимает вопросы гуманизма и рока судьбы.


Так, что не отпускает

Роман «Не отпускай меня» считается антиутопией. Я пишу «считается», потому что в нем гораздо больше от философской прозы, нежели классической антиутопии.
Доноры не сомневаются в своем конечном предназначении и не сопротивляются, как им кажется, неизбежному. В то же время в середине романа появляется противоречащий этой системе слух — отсрочка выемки для пар, которые по-настоящему любят друг друга. Несмотря на изначальное принятие своей судьбы, ученики хватаются за эту идею и в них просыпается жажда жизни. Этот внутренний конфликт должен был бы подтолкнуть доноров к протестам, побегам и борьбе за свои права, но… этого в книге нет.

Мне кажется, этот момент и хотел показать Исигуро. Отсутствие борьбы там, где она должна быть — именно то, что «не отпускает», заставляя искать ответы и бороться, но уже в своем мире.

Главная героиня ведет рассказ так, будто мы понимаем происходящее. Ключевые детали, составляющие картину мира, подаются невзначай и как само собой разумеющееся, поэтому общая картина мира вырисовывается постепенно благодаря таким «хлебным крошкам».

Характер героини позволяет проще рефлексировать происходящее вокруг. Кети — внимательная и чуткая девушка, способная подмечать скрытое от других. Эту её способность отмечает Мадам:

— Я, мабуть, знаю, про що ви думаєте, — сказала я в кінці. — Мабуть, здогадуюсь.
— Чудово, — її голос звучав сонливо, і погляд був ледь розфокусований. — Чудово. Ти вмієш читати думки. Розкажи.
— Одного разу ви побачили мене в гуртожитку. Там більше нікого не було, а я ввімкнула касету і слухала музику. Я ніби так танцювала, заплющивши очі, і ви мене побачили.
— Дуже добре. Читаєш думки. Тобі слід виступати на сцені.


Исигуро оставляет куда больше вопросов чем ответов, поэтому нужно быть к этому готовым. В романе нет составляющих, которые мы привыкли видеть в антиутопиях: противодействия системе, антагониста, всецелого контроля власти. Это иной взгляд на жанр — изображение упадка общества через смирение его жертвы.

Говоря об украинском издании Видавництва Старого Лева, нельзя не отметить оформление книги. Художники Оксана Йориш и Назар Гайдучик смогли передать интимную драму текста в серых и красных тонах. Без их рисунков роман воспринимался бы совсем иначе.


Международный роман

Целью Исигуро было писать «международные романы» — книги, которые были бы близки людям вне зависимости от их культурной принадлежности. Можно утверждать, что он этой цели достиг за счет подробного описания душевного состояния героев — того, что близко каждому из нас. Это делает ее универсальной, но только если вас не пугает откровенность.


Похожие книги: книгиСтругацьких и Харуки Мураками


Ирина Ночная

Купить книжку в Yakaboo.ua

Ірина Ночна
Латентний лінгвіст. Щиро вірю, що книжки можуть бути добрими друзями. У вільний чай танцюю, генерую ідею та милуюся равликами. Можу сказати «Я люблю читати» сімома мовами (і не зупиняюся на цій цифрі).
https://www.facebook.com/irine.nightly

25 thoughts on “Антиутопия с душой

    Добавить комментарий